Ракетные системы и комплексы ПВО

«Бук». Генеалогическое древо

«Бук». Генеалогическое древо

10:0016 июня, 2015 10232

Специально для «Защищать Россию» главный редактор сайта и блога «Вестник ПВО» Саид Аминов углубился в анализ поколений отечественных ЗРК и рассказал о том, какие бывают зенитные ракетные комплексы «Бук».

К сожалению, на параде Победы 9 мая 2015 года мы не видели вживую новейший ЗРК «Бук-М3» — в праздничных колоннах шли самоходные огневые установки и пуско-заряжающие машины ЗРК «Бук-М2». Но изображение комплекса «Бук-М3» уже официально появилось не только на корпоративном календаре Концерна ВКО «Алмаз-Антей», но и на обложке книги «Созвездие Тихомирова», вышедшей к 60-летию НИИП имени В.В.Тихомирова — разработчика зенитных ракетных комплексов средней дальности.

«Бук» — это, действительно, комплекс, который состоит из ряда элементов: самоходной огневой установки, пуско-заряжающей установки, радиолокатора обнаружения воздушных целей, командного пункта и ряда технических машин. Он может успешно функционировать именно в комплексе этих машин и устройств.

Куб

НИИП был разработчиком одного из массовых зенитных ракетных комплексов ПВО сухопутных войск «Куб», который не только активно экспортировался в страны-союзники СССР, но и прошел боевое крещение на Ближнем Востоке в арабо-израильской войне 1973 года. Как отмечают его разработчики, ЗРК «Куб» (он же «Квадрат» для экспорта) в той войне великолепно продемонстрировал свои возможности, однако были вскрыты и его недостатки. В ходе боевых действий между Израилем и Ливаном в долине Бекаа в 1982 году за несколько дней боевых действий управляемым авиабомбами были уничтожены 9 самоходных установок разведки и наведения ракет (СУРН) сирийских ЗРК «Куб».

В 1970 году Минобороны СССР выдало заказ на создание комплекса нового поколения, получившего наименование «Бук». При формировании облика нового ЗРК учитывался опыт боевого применения «Кубов». В основном, боеспособность батареи «Кубов» зависела от одной СУРН 1С91, которая к тому же имела ограничения по высоте обнаружения целей — 7 км. В случае ее неисправности или выведения из строя противником все четыре пусковые установки 2П25 становились бесполезными. Учитывая это, в новом «Буке» предусмотрели наличие самоходной огневой установки с четырьмя ракетами и радиолокационной станцией, которая не только обеспечивала подсвет цели, но и могла вести обзор воздушного пространства. Кроме того, в состав нового комплекса была введена отдельная мощная радиолокационная станция «Купол», которая имела вдвое большую дальность обнаружения воздушных целей, чем в ЗРК «Куб».

Еще одним уроком боевого применения ЗРК «Куб» стал тот факт, что батарея «Кубов» из четырех пусковых установках с 12-ю ракетами в ходе боя после израсходования боезапаса уничтожалась противником, а перезаряжание пусковых установок с ТЗМ2Т7 в условиях боя было невозможно. Поэтому в составе нового комплекса было решено обеспечить возможность ведения огня непосредственно со средства перевозки резервного боекомплекта — так появилась новая единица комплекса, пуско-заряжающая машина. За рубежом аналогов ей нет. ПЗУ обеспечивала не только перезаряжание двух СОУ, а также при необходимости могла выполнить пуски четырех ракет со своего пускового устройства, а потом пополнить его четырьмя другими ракетами с нижнего яруса.

ЗРК «Куб»
Фото: Вестник ПВО

Постановление по разработке комплекса 9К37 «Бук» было принято 13 января 1972 года. Одновременно перед НПО «Альтаир» была поставлена задача создания корабельного ЗРК М-22 «Ураган» для ВМФ с использованием единой с комплексом «Бук» зенитной ракеты.

Разработка комплекса велась НИИП. Главным конструктором ЗРК «Бук» в целом являлся А.А.Растов, за создание командного пункта 9С470 отвечал Г. Н. Валаев (позже В.А.Растов, затем В.И.Сокиран), самоходной огневой установки 9А38 — В.В.Матяшев (далее Ю.И.Козлов), полуактивной головки самонаведения 9Э50 — И.Г.Акопян, контура управления ракетой — Л.Г.Волошин, машин технического обслуживания и ремонта — В.А.Рослов.

Пуско-заряжающая установка создавалась в МКБ «Старт» Минавиапрома СССР под руководством А.И.Яскина (далее — Г. М. Мурташина). Унифицированное гусеничное шасси для боевых единиц комплекса разрабатывалось в ОКБ-40 Мытищинского машзавода под руководством Н.А.Астрова (далее В.В.Егоркина). Радиолокационная станция обнаружения и целеуказания 9С18 создавалась в НИИИП (Новосибирск) под руководством А.П.Ветошко (затем — Ю.П.Щекотова).

В начале разработчик ракеты 3М9 ЗРК «Куб» МКБ «Вымпел» вел работы по твердотопливной ракете 3М9-М40 (главный конструктор А.Л.Ляпин). За короткий срок была выпущена конструкторско-техническая документация, производством были изготовлены 10 ракет и пусковой контейнер, смонтированный на вездеходе. В октябре—декабре 1965 года было выполнено пять пусков ракет на площадке № 1 в Фаустово (Подмосковье, ныне ГКНИПАС) с самоликвидацией их в пределах полигона. Однако МКБ «Вымпел» сосредоточил усилия на создании авиационных ракет класса «воздух-воздух», и задача по созданию ЗУР 9М38 для «Бука» была поставлена перед свердловским ОКБ «Новатор» под руководством Л.В.Люльева. ОКБ «Новатор» имело опыт создания ракет для армейских комплексов ПВО — дальнобойный (для своего времени) ЗРК «Круг» оснащался ракетой, созданной Л.В.Люльевым.

Планировалось завершить работы по созданию комплекса «Бук» во втором квартале 1975 года. Однако сроки выдержать не удалось. Разработка самоходной огневой установки опережала работы по другим средствам ЗРК и по ракете. Принимая во внимание фактическое состояние работ по комплексу, а также необходимость усиления ПВО Сухопутных войск, было принято решение разбить работы по ЗРК «Бук» на два этапа. Вначале предусматривалось ускоренными темпами разработать зенитную управляемую ракету и самоходную огневую установку, способную применять как новые ракеты 9М38, так и старые ЗУР 3М9М3 из состава комплекса «Куб-М3». На этой базе с использованием других средств комплекса «Куб-М3» планировалось создать «переходный» ЗРК 9К37−1 «Бук-1», который планировалось передать на совместные испытания в сентябре 1974 года. На втором этапе предполагалось создание полноценного ЗРК «Бук».

Для комплекса «Бук-1» предусматривалось в составе каждой из пяти зенитных батарей полка «Куб-М3», в дополнение к одной самоходной установке разведки и наведения и четырем самоходным пусковым установкам, иметь одну самоходную огневую установку 9А38. Таким образом, за счет введения в состав комплекса СОУ число целевых каналов полка увеличивалось с 5 до 10, а число боеготовых ЗУР — с 60 до 75.

В состав СОУ входили пусковое устройство с силовыми следящими приводами, радиолокационная станция 9С35, дополненная телевизионно-оптическим визиром с наземным радиолокационным запросчиком, цифровая вычислительная система, аппаратура телекодовой связи с СУРН от ЗРК «Куб-М3» и проводной связи с СПУ. Самоходная огневая установка 9А38 имела пусковое устройство со сменными направляющими либо для трех ЗУР 3 М9 М³, либо для трех ЗУР 9М38. Масса СОУ с боевым расчетом из четырех человек составляла 35 т.

Технический прогресс в области СВЧ-приборов, элементной базы, а также цифровых вычислительных машин позволил создать РЛС 9С35 с функциями станции обнаружения, сопровождения и подсвета цели. Станция работала в сантиметровом диапазоне радиоволн.

Для зенитной ракеты была разработана радиолокационная головка самонаведения 9Э50.

С августа 1975 года по октябрь 1976 года комплекс «Бук-1» проходил государственные испытания на полигоне под Эмбой. Испытаниями руководила комиссия во главе с П.С.Бимбашом.

На испытаниях автономного режима работы самоходной огневой установки была подтверждена дальность обнаружения самолетов от 65 до 77 км на высотах свыше 3000 м. На малых высотах дальность обнаружения сокращалась до диапазона от 32 до 41 км. Вертолеты, находящиеся на малых высотах, засекались с дистанции от 21 до 35 км.

При централизованном режиме работы из-за ограничений в работе самоходной установки разведки и наведения 1С91М3 дальность обнаружения самолетов уменьшалась до 44 км для высот от 3000 до 7000 м и до 21−28 км для малых высот.

Работное время (период от обнаружения цели до запуска ракеты) самоходной огневой установки в автономном режиме составило 15−20 секунд. Перезарядка комплекса тремя ракетами 9М38 — около 15 мин.

Поражение самолетов на высотах более 3000 м обеспечивалось на дальности от 3,4 до 20,5 км. Зона поражения по высоте составила от 30 м до 14 км, по курсовому параметру — 18 км. Вероятность поражения самолета одной ЗУР 9М38 — от 0,70 до 0,93.

Комплекс приняли на вооружение в 1978 году под обозначением 2К12М4 «Куб-М4», взамен ранее употреблявшегося наименования «Бук-1». Причиной стал тот факт, что СОУ 9А38 и ЗУР 9М38 — лишь дополнения ЗРК «Куб-М3».

Появившиеся в войсковой ПВО комплексы «Куб-М4» значительно повысили эффективность ПВО танковых дивизий Сухопутных войск советской армии.

Серийное производство СОУ 9А38 было развернуто на Ульяновском механическом заводе, ракет 9А38 — на Долгопрудненском машиностроительном заводе, ранее выпускавшем ракеты 3М9.

Бук

Совместные испытания комплекса «Бук» в штатном составе проводились с ноября 1977-го по март 1979 года на полигоне Эмба. Нужно отметить, что тщательная отработка средств комплекса в период автономных испытаний, а также значительная степень преемственности с ЗРК «Куб‑М4» привели к тому, что в период заводских, а также совместных с Минобороны испытаний принципиальных проблем выявлено не было. Комплекс полностью отвечал заданным тактико-техническим требованиям. В 1979 году комплекс «Бук» был принят на вооружение советской армии. В 1980 году разработка была удостоена Государственной премии СССР.

Входящий в состав ЗРК «Бук» и размещенный на шасси ГМ-579 командный пункт комплекса 9С470 обеспечивал прием и обработку информации о целях, поступавшей от станции обнаружения и целеуказания 9С18, а также от шести самоходных огневых установок 9А310, и с КП зенитной ракетной бригады «Бук» (АСУ «Поляна-Д4»). Командный пункт обрабатывал сообщения о 46 целях, движущихся на высотах до 20 км в зоне радиусом 100 км, за цикл обзора станции обнаружения и целеуказания. Он выдавал на самоходные огневые установки до шести целеуказаний с точностью 1 градус по угловым координатам и 400−700 м по дальности. Работа командного пункта была предельно автоматизирована. Обработка всей информации производилась ЦВМ «Аргон-15». Масса самоходного КП с боевым расчетом из шести человек не превышала 28 т.

Трехкоординатная когерентно-импульсная станция обнаружения и целеуказания (СОЦ) 9С18 «Купол» сантиметрового диапазона с электронным сканированием луча в заданном секторе по углу места (30 или 40 град.) и механическим (круговым или в заданном секторе) вращением антенны по азимуту (посредством электро- или гидропривода) была предназначена для обнаружения и опознавания воздушных целей на дальностях до 110‑120 км (45 км при высоте полета цели 30 м). СОЦ обеспечивала передачу радиолокационной информации о воздушной обстановке на КП 9С470.

Самоходная огневая установка 9А310, размещенная на ГМ-568, по своему предназначению и устройству отличалась от СОУ 9А38 ЗРК «Куб-М4» («Бук-1») тем, что с помощью телекодовой линии сопрягалась с КП 9С470 и пуско-заряжающей установкой 9А39, а не с разработанными для комплекса «Куб» самоходами 1С91М2 и 2П25М2. А главное — на новой самоходной огневой установке располагалось не три, а уже четыре ракеты 9М38. Время перевода СОУ из походного в боевое положение не превышало 5 минут, а из дежурного режима в рабочий (например, после смены позиции с включенной аппаратурой) — не более 20 с. Масса самоходной огневой установки с ракетами и расчетом из четырех человек не превышала 35 т.

Размещенная на шасси ГМ-577 пуско-заряжающая установка (ПЗУ) 9А39 служила для перевозки и хранения восьми ЗУР (по четыре на пусковом устройстве и на неподвижных ложементах); пуска четырех ракет; самозагрузки своего пускового устройства четырьмя ЗУР с ложементов; самозаряжания восемью ракетами с транспортной машины; заряжания и разряжания самоходной огневой установки четырьмя ракетами. Масса ПЗУ с расчетом из трех человек составляла 35,5 т.

По сравнению с предшественниками «Куб-МЗ» и «Куб-М4» («Бук-1»), на комплексе «Бук» было достигнуто существенное улучшение боевых и эксплуатационных характеристик:

  • дивизион одновременно обстреливал шесть целей и мог выполнять до шести самостоятельных боевых задач при автономном применении самоходных огневых установок;
  • совместная работа станции обнаружения и целеуказания с самоходными огневыми установками дивизиона повысила надежность обнаружения целей;
  • новый бортовой вычислитель головки самонаведения и алгоритм формирования сигнала подсвета повысили помехозащищенность;
  • ЗУР получила боевую часть повышенного могущества.

Серийное производство боевых средств ЗРК «Бук» вела та же кооперация, что и в случае с комплексом «Куб-М4». Пуско-заряжающие установки 9А39 выпускались на Свердловском машиностроительном заводе им. М.И.Калинина, а самоходные огневые установки 9А310, станции обнаружения и целеуказания 9С18 и КП9С470 — на Ульяновском механическом заводе.

Бук-М1

Одновременно с принятием на вооружение комплекса «Бук» началась его модернизация. В соответствии с постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 30 ноября 1979 года, велись работы по повышению его боевых возможностей, защищенности его радиоэлектронных средств от помех и противорадиолокационных ракет. Новый комплекс должен был иметь увеличенные границы поражения, расширенную номенклатуру поражаемых целей, среди которых были маловысотные крылатые ракеты типа ALCM и Tomahawk, зависающие ударные вертолеты.

Для нового комплекса ОКБ Долгопрудненского НПП разработало усовершенствованную ракету 9М38М1. При этом была обеспечена увеличенная дальность полета, повышена длительность инерциального участка, улучшена точность наведения на маневрирующую цель. Головка самонаведения 9Э50М1 лучше адаптировалась к условиям полета, помеховой обстановке, типу обстреливаемой цели.

Была разработана и введена в состав усовершенствованной СОУ 9А310М1 принципиально новая система распознавания типа цели (самолет, вертолет, баллистическая ракета) с передачей соответствующей информации на радиовзрыватель ракеты для обеспечения момента оптимального подрыва БЧ.

Применительно к «Бук-М1» был разработан комплекс мер, позволяющий эффективно бороться с зависающими вертолетами — весьма сложной целью как для средств ПВО СВ, так и для истребительной авиации. В ходе полигонных испытаний, проведенных в феврале—декабре 1982 года, было установлено, что модернизированный комплекс «Бук-М1» по сравнению с «Буком» обеспечивает большую зону поражения самолетов, способен сбивать крылатые ракеты типа ALCM и «Томагавк» с вероятностью поражения одной ракетой не менее 0,4, а высокоманевренные относительно «компактные» и хорошо защищенные боевые вертолеты типа «Хью-Кобра» — с вероятностью 0,6‑0,7 на дальности от 3,5 до 6‑10 км.

Радиолокатор модернизированного ЗРК получил 32 литерных частоты подсвета (вместо 16 у «Бука»), что способствовало повышению защищенности от взаимных и преднамеренных помех.

СОУ 9А310М1 по сравнению с прежней обеспечила обнаружение и захват цели на дальности до 85 км, а автосопровождение — на 75 км.

В состав комплекса вошла более совершенная станция обнаружения и целеуказания 9С18М1 «Купол-M1» с плоской угломерной ФАР, размещенная на гусеничном шасси ГМ-567М, однотипном (в отличие от станции «Купол») с другими гусеничными средствами дивизиона.

«Бук-М1» принят на вооружение в 1983 году, а с 1985 года развернуто его серийное производство.

Бук-М2 и Бук-М1−2

Одновременно с началом работ по малой модернизации комплекса, которая реализовалась в ЗРК «Бук-М1», НИИП развернул работы и над более продвинутой версией комплекса «Бук-М2». В комплексе третьего поколения предусматривалось создание многоканального ЗРК, способного одновременно обстреливать до 24 целей. Это потребовало введения в боевые средства комплекса РЛС с фазированной антенной решеткой (ФАР) и обеспечения прерывистого режима подсвета.

В новом комплексе было достигнуто значительное расширение зоны поражения целей по дальности и высоте. За счет использования фазированной антенной решетки одна самоходная установка могла одновременно поражать четыре цели (СОУ «Бук-М1» — лишь одну). ЗРК обладал большей информативностью, повышенной помехозащищенностью и рядом других достоинств, обеспечивающих его существенное превосходство над зарубежными аналогами.

Помимо усовершенствованной ракеты 9М317, созданной в ОКБ ДНПП, и самоходной огневой установки с ФАР комплекс получил и новое боевое средство — РЛС подсвета целей и наведения ракет (РПН). Приемо-передающий модуль этой станции, также размещенной на самоходе ГМ‑562, в рабочем положении посредством специальной телескопической мачты поднимался на высоту 21 м, что существенно расширило возможности комплекса по борьбе с низколетящими самолетами, вертолетами и крылатыми ракетами. Дальность поражения целей, летящих на предельно малых высотах, увеличилась в 1,5‑2 раза.

Постановлением ЦК от 18 октября 1990 года ЗРК «Бук-М2» на гусеничном шасси был принят на вооружение, установлены сроки его серийного освоения.

Практически следом были завершены совместные испытания модернизированного комплекса «Бук-М2−1» — «Урал», размещенного на колесной базе (автомобили повышенной проходимости «КрАЗ» и прицепы челябинского производства), предназначенного для войск ПВО страны. По замыслу тогдашнего главкома ПВО И.М.Третьяка, буксируемый ЗРК «Урал» предполагалось комплексировать с ЗРС типа С-З00ПМ, что должно было образовать весьма эффективную эшелонированную систему, предназначенную для обороны крупных государственных объектов (Москва, Ленинград и другие ключевые политические и экономические центры страны). К сожалению, распад СССР, резкое сокращение финансирования вооруженных сил и промышленности не позволили запустить в серию новые комплексы.

Из всего состава боевых средств ЗРК «Бук-М2» в 90-е удалось серийно освоить только ЗУР 9М317. Ракета разрабатывалась и изготавливалась Долгопрудненским НПП как межвидовая: для ЗРК ПВО СВ и для корабельного ЗРК «Штиль-1». Наличие новой ракеты позволило ИИП выступить инициатором модернизации ЗРК «Бук-М1» за счет введения новой ракеты из комплекса «Бук-М2». Главное ракетно-артиллерийское управление Минобороны поддержало идею: проведение такой ОКР при минимальном использовании бюджетных средств позволяло получить существенное повышение ТТХ комплекса — в частности, возможность применения не только в системах ПВО, но и в системах тактической ПРО и в береговой обороне.

Комплекс, получивший название «Бук-М1−2», создавался в самые тяжелые для ОПК годы, когда практически для всех предприятий основной задачей было не развитие и техперевооружение, а выживание в сложившихся условиях.

«Бук-М1-2»
Фото: Саид Аминов

ОКР «Бук-М1−2» выполнялся прежней кооперацией: НИИП (генеральный директор — В.В.Матяшев, на заключительной стадии разработки Ю.И.Белый, главный конструктор ЗРК — Е.А.Пигин), Ульяновский механический завод (генеральный директор — В.В.Абанин), ДНПП (генеральный директор — Г. П. Ежов, генеральный конструктор — В.П.Эктов), МНИИ «Агат» (генеральный директор и генеральный конструктор — И.Г.Акопян), НПП «Старт» (генеральный директор — Г. М. Муратшин), МЗиК (генеральный директор — Н.В.Клейн).

Учитывая скудное госфинансирование, предприятия-соисполнители создавали новый комплекс за счет экспортной выручки по контрактам на поставку ЗРК «Бук-М1» в Финляндию и модернизации ЗРК «Квадрат» (экспортное наименование ЗРК «Куб») в Египте. В итоге в самые сложные для отечественного ОПК годы был создан уникальный по своим характеристикам ЗРК, не имеющий на то время аналогов в мировой практике по возможностям боевого применения. Сохранив состав боевых средств, аналогичных комплексу «Бук-М1», ЗРК «Бук-М1−2» в отличие от своего предшественника обеспечивает поражение тактических, баллистических и авиационных ракет, а также стрельбу по надводным и радиоконтрастным наземным целям.

Зона поражения аэродинамических целей модернизированного ЗРК расширена до 25 км по высоте и до 42−45 км по дальности. Обеспечено увеличение в два раза канальности при поражении цели в режиме «координационная поддержка». Вероятность поражения самолетов противника возросла с 0,80‑0,85 до 0,90‑0,95. Командный пункт ЗРК «Бук-М1−2» был скомплексирован с пунктом управления ЗРК малой дальности «Тор», что позволило существенно повысить эффективность смешанной зенитной группировки.

Важно отметить, что документация на модернизацию была сделана таким образом, что заводские бригады прямо в войсках при минимуме затрат могли доработать «Бук-М1» до «Бук-М1−2». В 1998 году приказом министра обороны № 515 от 21 ноября 1998 года ЗРК «Бук-М1−2» был принят на вооружение российской армии.

Только в начале 2000-х, когда оборонка стала получать первые заказы, снова встал вопрос о серийном производстве ЗРК третьего поколения «Бук-М2». К сожалению, за прошедшие 15 лет после его разработки многие предприятия-поставщики комплектующих прекратили свое существование или оказались за границей, да и элементная база существенно поменялась. НИИП и головной производитель Ульяновский механический завод провели громадную работу по налаживанию новой кооперации, замене комплектующих и внедрению новых технологий и материалов. Например, была произведена замена основы вычислительных средств комплекса с теперь зарубежного поставщика БЦВМ «Аргон-15» (Кишинев) на отечественные ЦВМ типа «Багет».

В итоге ЗРК «Бук-М2» стал поступать на вооружение российской армии. С 2008 года комплекс участвует в парадах на Красной площади. Одновременно ЗРК «Бук-М2Э» получил высокое международное признание. В настоящее время исполняется экспортный контракт на поставку комплекса на гусеничном шасси в Сирию. В процессе проведения «Рособоронэкспортом» маркетинговых работ по продвижению на внешний рынок ЗРК «Бук-М2Э» несколько иностранных заказчиков выразили желание приобрести комплексы, но не на гусеничной базе, а на колесной. Такая работа была проведена НИИП совместно с УМЗ и НПП «Старт». В качестве базовой колесной машины был выбран тягач производства Минского завода колесных тягачей (МЗКТ). Колесный вариант ЗРК прошел все виды испытаний и был поставлен первому заказчику — Венесуэле. На очереди еще ряд государств дальнего зарубежья.

В 2013 году серийное освоение ЗРК «Бук-М2» было отмечено премией правительства Российской Федерации.

ЗРК «Бук-М2Э»
Фото: Саид Аминов

Бук-М3

Решение о создании новой модификации комплекса, которая получила индекс «Бук-М3», было принято Минобороны в 1990 году. Предприятия оборонки были предоставлены сами себе, и выживали лишь те, кто мог найти экспортные контракты. Продукция НИИП была хорошо известна в мире, что помогло институту пережить длительный период реформ и продолжать новые разработки. Со стороны Минобороны и ГРАУ не прекращалось финансирование, хотя и недостаточное. Главное, что было понимание необходимости сохранения уникальной школы, за плечами которой полувековой опыт разработки ЗРК средней дальности для ПВО Сухопутных войск.

Несмотря на трудные условия, которые сделали разработку ЗРК «Бук-М3» самой длительной в истории НИИП, в 2011 году работа была завершена успешными пусками в рамках государственных испытаний. В настоящее время комплекс дорабатывается по плану устранения замечаний, полученных в процессе ГСИ, и Государственной программой вооружений предусмотрен его серийный запуск. По сообщениям СМИ, ЗРК «Бук-М3» должен начать поступать в войска с конца 2015 года.

Основные особенности комплекса по сравнению с его предшественником: повышение канальности, увеличение дальности поражения, значительное повышение помехозащищенности, размещение ЗУР в транспортно-пусковых контейнерах, увеличение в 1,5 раза боезапаса ракет на СОУ (теперь их 6). По сообщениям СМИ, в Долгопрудненском НПП была разработана новая ракета 9М317МЭ, унифицированная для сухопутного комплекса «Бук-М3» и корабельного ЗРК «Штиль-1» с установкой вертикального пуска. Ракета в данных комплексах будет размещаться в транспортно-пусковых контейнерах. В корабельном варианте пуск ракеты будет вертикальным, в сухопутном — наклонным.

Комплекс «Бук-М3» будет поражать воздушные цели, действующие со скоростью до 3 тыс. метров в секунду на дальностях 2,5−70 км и высотах 0,015−35 км. Кроме того, зенитный дивизион «Бук-М3» будет иметь 36 целевых каналов. Эти данные привел глава войск ПВО Сухопутных войск генерал-лейтенант Александр Леонов в своем интервью радиостанции «Эхо Москвы» в декабре 2013 года.

В новом комплексе будет значительно увеличена огневая мощь. В НПП «Старт» создали новую систему комплекса — самоходную пусковую установку с 12-ю ракетами. Аналогов среди ЗРК средней дальности «Бук-М3» за рубежом нет.

По материалам:
«Созвездие Тихомирова. 60 лет НИИ приборостроения имени
В.В.Тихомирова. ООО «Издательская группа «Бедретдинов и Ко», М., 2014
«Зенитные ракетные комплексы ПВО СВ. Техника и вооружения» № 5−6, 1999
.

Саид Аминов

Рассказать друзьям

Похожие статьи

Еще
Неверно введен email
Подписка оформлена