Вопреки Турции: почему так важно отбить Алеппо

16:5717 февр, 2016 26272

Турция не прекращает артиллерийские обстрелы правительственных войск и «патриотической оппозиции» Сирии в пригородах Алеппо. Между тем сирийская армия контролирует уже две трети этого города и при поддержке российских ВКС продолжает теснить боевиков. О том, какое значение имеет Алеппо в сирийском конфликте, сможет ли армия выбить оттуда террористов и станет ли этот город сирийским Сталинградом для ИГ, «Защищать Россию» побеседовало с военным обозревателем Lenta.ru Константином Богдановым.

Сейчас две трети Алеппо контролируют правительственные войска, оставшуюся часть — террористы. Кто или что сейчас мешает им выбить бандитов из города?

Здесь целый набор факторов, связанных с проблемами командования, — с тем, что в операции по освобождению Алеппо участвует достаточно разнородная группировка сил.

Помимо армии Сирии там присутствует значительная группа ополченцев из лояльных Асаду сил. Также там есть иракские добровольцы и значительное количество бойцов иранского корпуса Стражей исламской революции.

Собственно, одним из главных координаторов боев под Алеппо является генерал Касем Сулеймани — один из руководителей КСИР.

Вся эта сложная группировка, каждый элемент которой имеет свои слабые стороны, пытается противостоять также достаточно разношерстным, но при этом довольно сильно мотивированным группировкам боевиков, которые до недавнего времени неплохо снабжались через дырявую турецкую границу.

Последний фактор сейчас имеет меньшее значение, потому что в результате операции на северном фасе Алеппо фактически перерезана линия снабжения от турецкой границы. И в данный момент позиции сирийцев и работающих вместе с ними иранцев и иракцев соприкоснулись с зоной контроля курдов, которые находились северо-западнее Алеппо.

В этом смысле мы наблюдаем определенный кризис в сражении под Алеппо. Либо сейчас позиции исламистов начнут сыпаться, что приведет к падению боевиков в этом районе и все сведется к мелким зачисткам кварталов и жилого сектора — особенно в пригородах, либо у группировки сирийской армии и ее союзников не хватит сил на то, чтобы выдавить их оттуда, боевики зацепят жилую зону и удержатся.

Фото: EPA/ALI MUSTAFA

Возможны оба варианта. С одной стороны, стратегическое положение исламистов под Алеппо довольно сложное, особенно после того, как эта «северная клешня» прошла над зоной коммуникаций и перерезала ее.

Но с другой — нужно трезво оценивать потенциал сирийской армии и ее союзников. Даже при активной поддержке российской авиации — а она не прекращает бомбардировки районов под Алеппо и к северо-западу от него — вести наступление довольно трудно, в сирийской армии много внутренних проблем и ее боевой потенциал существенно ограничен.

Станет ли взятие Алеппо переломным моментом в войне?

Падение Алеппо приведет к достаточно серьезным изменениям на севере Сирии, в первую очередь — к резкому ухудшению позиций исламистов в провинции Идлиб. А позиции сирийской армии, наоборот, усилятся. Она сможет пойти в наступление еще и с восточного направления. Алеппо затенял всю эту территорию и одновременно угрожал коммуникациям армейских подразделений на востоке, включая недавно деблокированный аэродром Кверис.

В этом районе можно было удерживать какие-то очаги сопротивления, но вести наступление и систематически пользоваться коммуникациями для подвоза снабжения было просто невозможно. Взятие Алеппо решит значительную часть транспортных проблем и сформирует нормальные плацдармы для развертывания группировок и ведения наступления в Идлибе.

Также, опираясь на Алеппо, можно спокойно вести операции в восточном и северо-восточном направлениях — в стокилометровом коридоре между двумя курдскими анклавами на сирийской границе. Там бродят непонятные группировки — от «Исламского государства» до «Джабхат ан-Нусры» и прочих отрядов с неясной принадлежностью. А дыра в границе эксплуатируется всеми направо и налево.

Фото: EPA/SEDAT SUNA

В этом плане взятие Алеппо выглядит коммуникационно обоснованным. И если продолжится движение в направлении центральных опорных пунктов ИГ, например от Пальмиры на Ракку, то без взятия Алеппо наступать будет трудно. Сейчас там очень слабые растянутые коммуникации, которые уязвимы для мобильных группировок.

Турция и Саудовская Аравия встревожены российскими авиаударами по террористам в Алеппо. Стоит ли ожидать от турков более решительных действий кроме обстрелов со своей территории?

Что на самом деле решит турецкое руководство — сейчас не знает никто.

В принципе, позиция Турции изначально была крайне негативной, но до ноября прошлого года никто не предполагал, что она может закончиться демонстративным сбитием нашего бомбардировщика. В данном случае пределы возможных действий кроются в тумане.

С другой стороны — обстрелы с территории Турции носят беспокоящий характер, но на ситуацию в самом Алеппо они не влияют. Речь могла бы идти о каком-то варианте сухопутного вторжения, но это уже совершенно другой политический расклад, который может привести к большим проблемам.

Я уже не говорю, что возможное использование турецкой авиации в зоне северной Сирии приведет к задействованию эшелонированной системы ПВО, созданной вокруг авиабазы «Хмеймим» — начиная от дальнобойных зенитно-ракетных систем С-400 «Триумф» и корабельных С-300Ф «Форт», заканчивая самолетами-перехватчиками.

Результаты для Турции будут плачевными, и я надеюсь, что турецкое руководство это понимает.

Нужно понимать одну вещь: турецкая войсковая операция может обеспечить перевес  исламистской оппозиции на севере Сирии и предотвратить соединение курдских территорий вдоль границы только в одном случае — если не будут вмешиваться российские вооруженные силы. Каким образом Турция сможет обеспечить наземную операцию с воздушным прикрытием и при полном невмешательстве ВКС России — вопрос к Анкаре.

Фото: Пресс-служба МО РФ

SMI2.NET

Рассказать друзьям

Неверно введен email
Подписка оформлена