Военные итоги-2015: оружие, люди и события, за которыми мы наблюдали весь год

16:0331 дек, 2015 6251
Фото: mil.ru

Оценивать события этого года мы будем еще очень долго. Пока же перед самым началом нового 2016-го вспомним поводы для гордости и для сожаления, а также зададим вопросы на будущее. Мы попросили наших экспертов выбрать основные события, достижения, провалы и вопросы уходящего 2015-го года. «Защищать Россию» благодарит всех экспертов, которые сотрудничали с нами в течение этого года и приняли участие в нашем итоговом новогоднем опросе: Руслана Пухова, Илью Крамника, Виктора Мураховского, Александра Ермакова, Виктора Мизина, Саида Аминова и Константина Богданова.

Событие года: операция в Сирии и празднование 70-летия Победы

Большинство экспертов основным событием 2015 года назвали прямое участие России в боевых действиях в Сирии.

«Это первая наша операция в дальнем зарубежье после Афганистана, первая операция на Ближнем Востоке, где мы выступаем от собственного имени, а не под арабскими опознавательными знаками, как мы это делали в Египте в начале 70-х или в той же Сирии, где наше ПВО разворачивалось, но изображая сирийское, а не советское ПВО.

Опять же, здесь много чего было „впервые“, включая первое в российской истории боевое применение крылатых ракет большой дальности», — считает военный обозреватель Lenta.ru Илья Крамник.

Фото: mil.ru

Масштаб операции в Сирии отмечает и директор московского Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов: «Ранее наша страна вела боевые действия на постсоветском пространстве. К тому же размах этого участия не сравнится даже с операцией по принуждению Грузии к миру».

Главный редактор вестника ПВО Саид Аминов обратил внимание еще на одно важное событие в жизни страны — «масштабное и монументальное» празднование 70-летия Победы: «пеший и авиационный парады, шествие памяти, которое было после».

Фото: mil.ru

В этой номинации тоже не обошлось без Сирии. Саид Аминов отметил «успешное развертывание российской авиационной базы в Сирии и нанесение ударов по объектам ИГИЛ. Это отличная демонстрация боевых возможностей российских Вооруженных сил, причем всех родов войск». С Аминовым согласен и военный обозреватель Lenta.ru Константин Богданов: «Я бы назвал высокий уровень боеготовности и тех возможностей, которые демонстрировала российская армия в развертывании сирийской операции. Потому что организовать достаточно быстро и компактно эту операцию на удаленном театре с достаточно сложным снабжением, прямо скажем, не в самом дружественном окружении, за исключением Ирана и Ирака — это все-таки требовало умений, навыков, знаний и отработанных процедур.

То, что это было проделано вот так, практически молниеносно и без проблем — выдает достижение, связанное с тем высоким уровнем, на который российская армия вышла в последние годы».

Фото: mil.ru

Эксперты также отметили в целом успешную реализацию государственной программы перевооружения. «Наши войска, начиная от внезапных проверок и плановых учений и заканчивая нашим пребыванием в Сирии, демонстрирует потрясающие вещи на уровне мировых лидеров. Например, США, начиная с войны в Кувейте 1991 года, имеют колоссальный опыт войн за рубежом. А мы совсем недавно стали делать такие вещи и делаем их блестяще. Весь мир повергнут в шок. А когда произошел первый запуск крылатых ракет „Калибр“ из акватории Каспийского моря, то этот шок усилился» — отмечает Руслан Пухов.

Главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский высказался не с точки зрения военного специалиста, а с точки зрения «широких народных масс» и назвал очень важным достижением 2015 года тот факт, что «количество контрактников в российских Вооруженных силах впервые превысило число военнослужащих по призыву».

Фото: mil.ru

Этот пункт оказался самым сложным для наших экспертов: кто-то отказался называть провалы в российской военной области, кто-то обратился к международным событиям. Так, Виктор Мураховский отметил сомнительные «успехи» коалиции во главе с США по борьбе с ИГИЛ. «Американцы „борются“ с террористами с августа 2014 года, и за это время ИГИЛ существенно расширил и контроль территорий, и свое влияние, как в регионе, так и в мире» — заявил он.

Константин Богданов вспомнил публикацию невразумительного отчета нидерландской комиссии по расследованию крушения Боинга-777 над Донбассом: «От этого доклада ожидали расстановки точек над „i“ и достаточно подробной экспертной подкладки под ним.

Но тот материал, который был опубликован во второй половине года, можно назвать откровенно сырым, а местами он вызывает очень серьезные вопросы в компетентности тех экспертных выводов, которые содержит. И вообще не столько разрешил ситуацию со сбитием лайнера, сколько наоборот — еще больше ее запутал».

У Руслана Пухова беспокойство вызывает увеличение сроков реализации госпрограммы перевооружения. «Когда программа формировалась, никто не мог предположить падение цен на нефть и экономическую стагнацию, которая сейчас наблюдается в России. В ГПВ были заложены сверхоптимистичные сроки и цены.

Это должно послужить нам уроком, чтобы к следующей ГПВ, которая будет принята на следующие 10 лет, этот опыт был учтен — российская экономика не генерирует такое количество денег, необходимое для решения всех задач» — предупредил эксперт.

«Все не может быть приоритетным, какие-то вещи в большей степени, а какие-то — в меньшей. Мне, например, совершенно непонятна та паранойя, которая разворачивается вокруг обновления парка военно-транспортной авиации. Очевидно, что Ил-112, Ил-114 и даже Ил-476 не являются столь приоритетными программами, чтобы вкладывать туда такие деньги по сравнению с высокоточным оружием. „Калибры“ сегодня более приоритетны, чем обновление парка ВТА» — считает Пухов.

Также директор ЦАСТ обратил внимание на продолжающиеся проблемы с импортозамещением:

«Мы по-прежнему зависим от Украины по двигателям для вертолетов, самолетов Як-130. Мы делаем их мало, они дорогие, а на экспортные самолеты мы вынуждены брать украинские двигатели. То же самое и с двигателями для транспортных самолетов Ан-124 „Руслан“. С какой стати мы должны их там покупать?

Это все равно как если бы Индия спонсировала враждебный ей Пакистан. Неужели такая великая страна как Россия не в состоянии самостоятельно наладить производство? То же самое и с постройкой фрегатов проекта 22350. Вторая партия из трех не будет построена вообще или будет построена для инозаказчика, если Украина согласится поставить для них двигательные установки».

Человек года: Владимир Путин, Сергей Шойгу, Олег Пешков

Большинство экспертов назвали человеком года Верховного главнокомандующего и президента России Владимира Путина.

Саид Аминов: «Впервые в истории современной России произошло развертывание боевых действий за рубежом. Это серьезное решение принято в условиях продолжения санкций и попыток международной изоляции нашей страны. Владимир Путин проявил себя как человек, взявший на себя смелость принять такое сложное решение».

Имя Владимира Путина назвал и Илья Крамник:

«2015 стал для России годом обретения совершенно нового внешнеполитического статуса нашей страны. Его предстоит еще подтверждать, но уже можно сказать: все, что происходит, — более серьезный поворот, чем тот, что был продемонстрирован в Крыму в прошлом году.

Вмешиваться силой в решения тех или иных вопросов на постсоветском пространстве Россия уже позволяла себе, а проявление силы „вовне“ — это впервые. И это, конечно же, заслуга (удача или неудача — это мы позже поймем) высшего руководства страны».

Фото: kremlin.ru

«Мне лично очень импонирует министр обороны Шойгу. Я считаю, что он много очень сделал», — признается ведущий научный сотрудник Центра постсоветских исследований МГИМО Виктор Мизин. — «В военном руководстве России появился совершенно новый коллектив. И я хотел бы сказать, что это все замы министра.

Я бы выделил большую работу по перевооружению армии, которую проводит замминистра Борисов. И замминистра Антонов, который своего рода глава МИДа в Минобороны, который очень четко формулирует в области военного строительства и внешней политики.

Я всегда с большим пиететом отношусь к ВДВ и руководству российских десантников, которые себя чудесно проявили. И, конечно, Воздушно-космические силы. Мы видим, что это ВВС мирового уровня». Наш эксперт не забыл и успехи России в дипломатии: «Все успехи российской политики — эта работа Сергея Викторовича Лаврова, который буквально не выходит из самолета. Я думаю, что, благодаря его уму и таланту и, в целом, руководству МИДа, мы всех этих успехов на всех направлениях и достигаем: и в Сирии, и с Ираном, и даже в контактах с ЕС, и в наших почти ежедневных контактах с американцами. Так что это тоже звезда».

Фото: kremlin.ru

Виктор Мураховский человеком года считает Олега Пешкова: «Безусловно, это погибший командир экипажа российского самолета Су-24, сбитого — подло, в спину — турецкими ВВС».

Техника года: «Калибр», «Армата»

В этой номинации внимание и любовь наших экспертов пополам разделили крылатые ракеты «Калибр» и платформа «Армата».

Так, Саид Аминов выбрал «Калибр»: «Я думаю, техника года — крылатые ракеты „Калибр“. Причем комплексно — воздушного базирования, надводного и подводного. Я считаю, что „Армата“ и прочее — это все-таки „игрушки будущего“, и на данном этапе — демонстрационные образцы, а с „Калибром“ все иначе. Здесь были удивлены все как в нашей стране, так и на Западе, что мы обладаем такими технологиями».

Но с ним не совсем согласен Константин Богданов:

«Техника года — тот набор бронетехники, который Россия показала на майском параде 15-го года.

Это гусеничная платформа „Армата“, танки и БМП на ее базе, гусеничная платформа Курганец-25 и колесная платформа „Бумеранг“. Это линейка перспективной бронетехники сухопутных войск, которая будет дорабатываться и поставляться в войска уже в ближайшие годы».

Фото: Андрей Луфт/Защищать Россию

Руслан Пухов тоже выбрал «Армату»: «Что бы мы ни говорили про Т-90, все-таки это глубокая модернизация танка Т-72. А „Армата“ — новый танк. Как и всякая новая техника, он не лишен каких-то недостатков, его еще предстоит „довести до звона“. Но вопреки иллюзии начала 1990-х годов, что танк свое отжил, мы видим как и в Сирии, и в Ираке, в операции по принуждению Грузии к миру и даже в боевых действиях на Донбассе все активно используют танки.

Учитывая, что у нас большая страна, и мы собираемся защищать свою территорию, такая новая защищенная машина нам нужна».

Илья Крамник привел свой аргумент в пользу крылатых ракет:

«Техника года — крылатая ракета „Калибр“. Если сравнить с той же „Арматой“, то русский танк — это не что-то, выходящее за пределы ожидания, а здесь сыграл эффект неожиданности.

Крылатая ракета большой дальности — это оружие, традиционно принадлежащее другой цивилизации. Да, мы знали, что есть эти ракеты, но какие они, что они могут — не представляли. Поэтому пуск „Калибра“ стал реальной демонстрацией наших возможностей».

Фото: TECHNOWARS.RU

А Виктор Мураховский просто предложил немного подождать: «Танк пока не принят на вооружение. „Армату“ давайте на следующий год перенесем, пусть завершит испытания и пойдет в войска».

Независимый военный эксперт Александр Ермаков обратил внимание на российский истребитель Су-35С и на систему С-400. «Для них год стал во многом дебютным: это и первые экспортные контракты, и оперативное развертывание (для С-400)».

Интриги года

В этой рубрике эксперты задали абсолютно разные вопросы на будущий 2016 год.

Руслан Пухов:

«Выдержит ли Россия экономически и социально вал проблем, накопившихся внутри страны и за ее пределами, или же мы расплатимся за нашу внешнюю политику?

Даже война в Грузии не повлияла так сильно на наши отношения с Западом.

К тому же по границам России становится все больше угроз. Если вдруг в Казахстане скончается Назарбаев и начнутся массовые волнения, то мы вынуждены будем вступиться за своих соотечественников. Так что пускай Елбасы живет еще сто лет. В республики Средней Азии, в частности в Таджикистан, может произойти вторжение боевиков ДАИШ, и нам придется защищать своего партнера по ОДКБ. Азербайджан может попытаться отвоевать себе Нагорный Карабах. Перед этим регионом у нас обязательств нет, но война в любом случае выльется на территорию Армении, и нам придется вступиться за еще одного своего партнера по ОДКБ. Еще неизвестно, как поведет себя Турция.

Фото: mil.ru

Что касается Украины — даже при всей истеричности прибалтов у нас не было необходимости серьезного военного строительства на западных рубежах. А теперь такая необходимость есть.

И на таком фоне решение принять участие в боевых действиях в Сирии — это очень рискованный шаг».

Илья Крамник: «Интрига года — дальнейший характер российско-американских отношений. Эта интрига будет сохраняться еще года два — до того, как мы узнаем имя нового президента США».

Константин Богданов: «Способно ли российское Минобороны сбалансировать расходы и реализацию госпрограммы вооружения в условиях ограничивающихся финансовых ресурсов. Поскольку бюджет недополучает серьезное количество денег, а военные статьи в бюджете были с начала 10-х годов достаточно широко размыты, естественно возникает соблазн сократить расходы. И вот тут хочется понять, каким образом военные среагируют: будут срезать действительно нужные программы по живому или смогут оптимизировать расходы в неких рамках.

И вот интригой является то, как они управятся в такой кризисной ситуации. То есть закупать оружие, когда у тебя все хорошо и ты с деньгами — это не требует особых умений, компетенция требуется тогда, когда этих денег нет, а оружие все равно нужно».

Фото: Андрей Луфт/Защищать Россию

SMI2.NET

Рассказать друзьям

Неверно введен email
Подписка оформлена