Валерий Филиппов: я очень боюсь предательства

08:2317 марта, 2014 2369

Подполковник в отставке Валерий Михайлович Филиппов за всю свою жизнь совершил 986 посадок на корабль. Командир вертолетной эскадрильи, в 90-е он сумел не потеряться в крымской неразберихе.

Сам я из Питера, а точнее из Петергофа.

Я всегда хотел стать летчиком, у меня и старший брат летчик. Сначала хотел быть гражданским летчиком. Поступал и экзамены даже сдал хорошо. Но по некоторым причинам не поступил. Поступил в Балашовское училище, но оттуда был отчислен за плохое поведение — подрался. После этого отслужил срочную службу и только потом уже попал в Сызрань. Получается, довольно поздно. Ребята к 21 году уже заканчивали, а я только поступил.

Летал я, в основном, с кораблей. 986 посадок на корабль. Из них большинство — ночью. Таких летчиков сейчас единицы.

Всегда видел себя только в морской авиации. Наверное, потому что питерский. Поэтому, когда закончил училище, выбрал Черноморский флот.

Я своей жизнью очень доволен! Прожил так, как хотел. Все получилось, все сложилось.

Я русский до мозга костей. Вся семья у меня русская, жена русская — с Севера России.

У меня интересные предки. По отцу я Филиппов, а по матери — Вавилов. Академик Вавилов — двоюродный брат моего деда родного. А Филиппов — булочник известный, тоже родня мне. Мои предки попали в Петербург, когда он только строился, при Петре I. Так что, можно сказать, я — кореннее не бывает.

Севастополь, на мой взгляд, не менее русский, чем Петербург. Они даже похожи духовно. Я вообще считаю, что лучше городов, чем Питер и Севастополь нет. Я по миру помотался, мне есть с чем сравнивать!

Я очень боюсь предательства. Всех людей делю на «порядочных» и «непорядочных». Не важны национальности, ничего не важно, только это.

Когда я служил, разные люди попадались. Но с ними тоже можно на минимум свести общение.

Делай, что должен, и будь, что будет.

Очень хорошо помню август 1991 года. Я был в отпуске. Когда началась вся эта катавасия, меня дернули из отпуска. Мы должны были, вроде как, спасать Горбачева. Мне сказали, если придется вывозить его, полетишь ты. А получилось как, — по одной бумаге надо его спасать, по другой — нет. Полная неразбериха была. Мы, честно скажу, никого не поддерживали и никого не отрицали. В итоге, лететь не пришлось. Но мы были в полной готовности.

За год до этого мы в Симеизе встречались с полковником КГБ. Имя интересное у него было — Лев Николаевич Толстой. И он, вроде как, родственник даже. Мы там облетывали все, смотрели места для посадки. В Симеизе, например, мы садились на танцплощадку.

Ко мне приходили насчет Украины, насчет Азербайджана. Кто только ни агитировал. Но мы-то россияне!

Беседовала Анастасия Воскресенская

SMI2.NET

Рассказать друзьям

Неверно введен email
Подписка оформлена