В концепции НАТО Арктика не упоминается

15:0831 окт, 2014 2450

Успешное противодействие новым угрозам в Арктике невозможно без всестороннего взаимодействия с Россией.

«НАТО хочет улучшить отношения с Россией», — заявил во вчерашнем выступлении генеральный секретарь военного альянса Йенс Столтенберг. Возможно, это обращение относилось к сказанным ранее словам министра иностранных дел России Сергея Лаврова: «Мы твердо исходим из того, что нет никаких проблем в Арктике, которые требуют участия НАТО. Более того, там нет никаких проблем, которые требуют военных решений», — заявил глава МИД 20 октября во время открытой лекции.

Ситуацию вокруг военного присутствия в Арктике комментирует ведущий научный сотрудник Центра североевропейских и балтийских исследований Института международных исследований МГИМО-Университета Лев Воронков.

На смену военно-политическому противостоянию в Арктике в лице США и блока НАТО пришли новые задачи и вызовы, напомнил эксперт.

Угрозу национальной безопасности сегодня представляет не какое-то конкретное государство, а такие проблемы как незаконная деятельность в арктической зоне, обеспечение безопасности судоходства по арктическим маршрутам, охрана окружающей среды, спасение терпящих бедствие на море.

Современные и будущие миссии НАТО в регионе связаны главным образом с поддержанием «мягкой безопасности». Учитывая трансграничный характер новых угроз, странам-членам блока приходится адаптировать свое военное присутствие к решению новых задач. При этом успешное противодействие в Арктике без всестороннего взаимодействия с Россией вряд ли возможно, считает Лев Воронков.

Насколько Россия сократила свое военное присутствие в Арктике со времен «холодной войны»?

Военное присутствие — это не некая константа. Его необходимость и объемы диктуются складывающейся международной обстановкой, характером и источниками угроз для национальной безопасности страны.

Во время «холодной войны» Советский Союз не мог позволить неконтролируемой деятельности вероятного противника в своем арктическом секторе, так как она несла в себе угрозу национальной безопасности. Для выполнения этой задачи требовались соответствующие военные возможности. После окончания «холодной войны» и в связи с присоединением Российской Федерации к Конвенции ООН по морскому праву 1982 года некоторые функции военного присутствия России в Арктике пришлось уточнять.

И хотя интенсивность деятельности российского ядерного подводного флота подо льдами Арктики существенно упала, она никогда полностью не прекращалась.

После объявления о прекращении «холодной войны», а также после распада Советского Союза многие российские военные базы и пограничные заставы на арктических островах и на побережье Северного Ледовитого океана были ликвидированы. Можно спорить о разумности масштабов сокращения или о его излишней поспешности, но оставить военное присутствие в Арктике без изменений Россия не могла. Не только по политическим или экономическим соображениям, но в силу оценки угроз ее безопасности на тот момент.

Сохраняются сегодня военные базы блока НАТО в Арктике периода «холодной войны»? Насколько блок усилил свои позиции в регионе?

В действующей стратегической концепции НАТО Арктика не упоминается в принципе.

Конечно, масштабы военной деятельности НАТО в Арктике заметно сократились. Была выведена американская военно-воздушная база с территории Исландии. Организация Североатлантического договора преобразовала часть своих северных военных структур, передав их функции государствам-членам. Было закрыто региональное северное командование в Ставангере (Норвегия), его миссия перешла к функциональным структурам в голландском Брюнсуме и в британском Нортвуде. Было создано новое командование со штаб-квартирой в Норфолке (США) и его отделениями в Ставангере (Норвегия) и Быгдоше (Польша)… При этом военные учения сил НАТО в Арктике проводятся регулярно. В отдельных учениях участвовала и Россия.

Знаменательно, что арктические страны-члены НАТО в своих национальных арктических стратегиях не предусматривают участие альянса в разрешении спорных вопросов между своими соседями.

Они намерены использовать только национальные вооруженные силы для мониторинга зон национальной юрисдикции в Арктике.

Как бы вы охарактеризовали текущие отношения России и НАТО в Арктике?

Россия не ведет диалога с НАТО в качестве партнера в обсуждении проблем Арктики.

Она сотрудничает с арктическими государствами, в том числе и с теми, которые являются членами альянса, но не видит оснований вовлекать в такое сотрудничество НАТО.

Очевидно однако, что Россия должна считаться с новыми угрозами в своей арктической политике. Она должна создавать инструменты противодействия им. Если необходимо — делать это в сотрудничестве с другими прибрежными арктическими государствами, включая страны-члены альянса.

В каком режиме должно проходить управление Арктикой, с вашей точки зрения?

В режиме, отвечающем нормам международного морского права и положениям Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, с непременным уважением и соблюдением суверенных прав прибрежных арктических государств в их зонах национальной юрисдикции.

Этот режим не допускает интернационализации управления арктическими делами.

Как таяние льдов в регионе может повлиять на изменение ситуации?

Я бы призвал воздерживаться от оценки ситуации в Арктике с позиций, допускающих только одну возможность, а именно — необратимое таяние арктических льдов.

По меньшей мере следует иметь в виду различные варианты климатических изменений в Арктике и будущих сценариев развития.

Напомню, что, по мнению экспертов-климатологов арктических государств, для выяснения закономерности климатических изменений в Арктике требуются дополнительные исследования.

Беседовала Дарья Баринова

SMI2.NET

Рассказать друзьям

Неверно введен email
Подписка оформлена