Спортзал, домовая церковь, «шведский стол» и чай с тортом. Недавно созданный 100-й отдельный полк обеспечения называют «спецназом тыла». Как живут военные, которые в любой момент могут сорваться в самый сложнодоступный уголок России, выяснила Анастасия Воскресенская. Ее впечатления и фотографии Андрея Луфта — в нашем материале.

100-й отдельный полк обеспечения сформировали прошлым летом. Его основное предназначение — оказывать помощь при чрезвычайных происшествиях, техногенных катастрофах, пожарах и наводнениях в труднодоступных районах России. «Мы способны помочь тем, кому, в принципе, кроме нас никто не поможет», — говорит заместитель командира полка по работе с личным составом полковник Александр Шевяков.

На вооружении полка — автомобили высокой проходимости, различные грейдеры, помпы для откачки воды и нефтепродуктов, передвижные электрогенераторы и комплексы для ремонта линий электропередач.

 


Фото: Андрей Луфт/Защищать Россию

 

Если необходимо, личный состав полка и спецтехника всего за 8 часов приводятся в полную боевую готовность. Далее военные и техника грузятся на железнодорожную платформу или в Ил-76 и отправляются туда, где нужна их помощь.

Рассуждая о причинах создания такого полка Александр Шевяков высказал мнение, что гораздо оптимальней иметь мобильные силы, чем создавать подразделения на местах: «Мы — мобильный „кулак“. Мы можем сдвигать горы и останавливать Енисей, но для этого надо сначала натренировать людей. Мы должны воспитать человека так, чтобы он не боялся идти в огонь и воду в буквальном смысле».

Я служил в разведке, в десанте, ветеран боевых действий, имею государственные награды, был в Югославии и выполнял миротворческие миссии в Абхазии, воевал в Дагестане и Чечне, отец троих дочерей. Срочная служба — это вторая чеченская кампания, все остальное — служба по контракту. Я рад, что срочником попал в боевые действия. На войне сразу мужиком становишься. Мне нравится, что в армии честное отношение ко всему, все на виду. В 2008 году я уволился по ранению. После уже строил олимпийский Сочи, а в 2014 году вернулся в Вооруженные силы так как посчитал, что состояние здоровья позволяет. Этот полк выполняет боевые задачи, этим он мне и понравился. Я приехал на беседу с командиром, и меня все устроило. Так и остался здесь.

Сержант Александр Дорохин

 


Фото: Андрей Луфт/Защищать Россию

 

100-й полк часто сравнивают с МЧС. Но сами военные спасателями себя не считают. По словам Александра Шевякова, военнослужащих полка называют по-разному. «Даже „спецназом тыла“ называют. Но мне ближе — „отдельный полк обеспечения“, я не сторонник героизировать».

Когда формировали полк, в него перевели солдат из других частей, и перед Новым годом часть из них демобилизовалась. В мае-июне дослужат те, кто изначально пришел служить не сюда. «Ну, а половина полка — это уже те, кто сразу попал к нам, кто живет философией и концепцией 100-го полка», — подчеркивает замкомандира.

Я не особо хотел в армию. Все мои знакомые, служившие раньше, говорили, что там дедовщина, плохие условия для жизни. Но, когда получил повестку, пришлось идти служить. Я не знал, куда попаду, но рад, что меня сюда распределили. Полк новый, все новое, в парке КАМАЗы новые. Ребята все хорошие, офицеры тоже. Еще и кормят вкусно. Здесь мое мнение об армии очень поменялось. Мне все нравится, абсолютно все! И я чувствую, что армия идет мне на пользу.

Рядовой Александр Алдобаев

 


Фото: Андрей Луфт/Защищать Россию

 

В самом полку все действительно новое, аккуратное, в казармах все оборудовано в соответствии с уставом. В свободное время солдат может и почитать книгу из полковой библиотеки, и написать письмо, и поиграть в шахматы. Есть комната, где можно погладить одежду. Есть и нововведение замминистра обороны — чайная комната. «Тортики не всегда стоят, это офицеры поставили вам, чтобы приятно сделать. А вот конфеты и пряники входят в нормы довольствия», — признались военные.

 


Фото: Андрей Луфт/Защищать Россию

 

По распорядку дня после обеда предусмотрен сон. «Да, сон есть, а те кто не верят, пусть приезжают в наш полк с 15:30 до 16:30, и убедятся в этом. Его ввели года 3 назад. А вообще, как может человек говорить что-то в 2015 году, основываясь на опыте 2009, например. Жизнь не стоит на месте. В том числе и армия. Раньше еще солдаты ходили в наряд по столовой и что? Время подъема поменялось, порядок увольнения», — говорит Шевяков.

100-й полк питается по системе «шведский стол» — ежедневное обновление меню, возможность выбора блюд, салат-бар из свежих овощей. Кормят вкусно. Помимо этого, солдаты теперь не заступают в наряд по столовой, а значит не чистят картошку, не готовят еду, не моют посуду. «Сейчас задача солдата — прийти, взять поднос, поесть, отдать поднос и идти дальше. Ставка делается на повышение качества военной подготовки служащих», — отмечает полковник.

 


Фото: Андрей Луфт/Защищать Россию

 

Раньше на этой территории находился автомобильный батальон. Его расформировали и создали 100-й полк. Так что мы здесь были с самого начала, и получается, что это не мы в новый полк пришли, а он к нам. Первые три месяца мне даже пришлось одной за всю медслужбу работать. Женщина в армии не только прямые обязанности выполняет. К нам солдатики идут за советом, за добрым словом, душу излить. А мы помогаем, чем можем. Некоторым иногда просто выговориться надо. Если просто разговор не помогает, в ход идет «тяжелая артиллерия» — психологи.

Прапорщик медицинской службы Татьяна Муравьева

 


Фото: Андрей Луфт/Защищать Россию

 

Что же касается спортивной подготовки, то по распорядку дня спортивно-массовая работа предусмотрена два раза в неделю в будние дни и один раз в воскресенье, с 10:00 до 13:00. В праздничные дни на спорт выделяют по 3 часа. Все занятия обязательны и проводятся по плану. По словам начальника физической подготовки полка Михаила Тютюнова, «существуют нормативы по физической подготовке, и ежеквартально происходят проверки, по итогам которых, если офицер выполнил высшую категорию, он получает прибавку — 70% оклада». В полку такую надбавку получили 17 человек из 113.

 


Фото: Андрей Луфт/Защищать Россию

 

Дальше — больше: в каждой казарме есть современные большие телевизоры. С 21:00 до 21:30 по уставу смотрят новости. «Ну, мы еще показываем солдатам телеканал „Звезда“. Там прекрасные фильмы транслируют», — говорит заместитель командира полка Александр Шевяков.

Помимо фильмов по телевизору военные смотрят кино в клубе. В большом, отремонтированном зале каждое воскресенье им показывают патриотическое кино.

Самым неожиданным для нас стало то, что солдатам разрешено пользоваться мобильными телефонами. Правда, только с 20:00 до 20:50. На мой вопрос, могут ли солдаты выходить в интернет, полковник Шевяков ответил отрицательно, но в шутку добавил, что на самом деле он подозревает, что могут. «Постоянно пользоваться телефоном нельзя: солдат не сможет ничего делать — одна рука все время будет занята. А так у них есть 50 минут, чтобы пообщаться с близкими», — добавил полковник. Мы уточнили — с мамой? «Если бы с мамой, я был бы очень рад, — ответил замкомандира. — Потому что мамы периодически мне звонят и говорят: „что случилось с моим сыном? Он мне уже 2 недели не звонит!“ Я начинаю смотреть журнал выдачи телефонов и понимаю, что они с девчонками болтают. Хотя они в армии месяца через 3 уже понимают, что такое мама. Да и родители мне говорят, что отношение у сыновей к ним кардинально меняется».

 


Фото: Андрей Луфт/Защищать Россию

 

Телефон — не единственный способ общения солдата с внешним миром. «Я их приучил письма писать, — говорит Александр Шевяков. — У них отведено специальное время по воскресеньям, которое называется „написание писем военнослужащими по призыву“. Мы выдаем им листочек, ручку, конверт, и они пишут письма. Сначала, конечно, они в штыки это восприняли, но я постепенно вбил им в головы, что когда мама письмо прочитает, она потом может его перечитать. А если написать еще и бабушке, которой 70 лет и которая не знает, что такое интернет, вообще здорово будет».

Это моя первая воинская часть в качестве психолога. У меня большой опыт военной службы, поэтому, уволившись на пенсию, я пошла учиться на психолога и вернулась в армию в другом качестве. Я считаю, это большое благо, что в армии теперь есть специалисты. Даже вспоминая свою службу, понимаешь, скольких проблем можно было избежать, если бы в Советской армии были психологи. Нашему полку нет еще и года, все еще находится в процессе становления, но точно можно сказать, что здесь очень хорошее командование, грамотное и человечное.

Для себя я поняла, что нынешнее поколение, при всех плюсах, более чувствительное и ранимое. Может потому, что росло в эпоху глобальных перемен, не знаю. Но точно могу сказать, что им тяжелее привыкнуть к армии, несмотря на то, что срок службы сократился, а условия улучшились. Тут как раз и нужна наша помощь. Но к нам обращаются не только срочники. И офицеры, и прапорщики, и члены семей военнослужащих приходят, и гражданский персонал, который здесь работает.

Психолог Лариса Лисина

 

Фото: Андрей Луфт/Защищать Россию

 

Помимо психолога военные 100-го полка могут прийти со своими проблемами в храм. На территории полка действует домовая церковь при клубе, но совсем скоро появится большой храм. Место для него уже определили и освятили. «Самое интересное, что я даже не давал команды чистить место, отведенное под строительство церкви, — говорит Александр Шевяков. — Они убирают территорию полка и тут сами приходят и чистят». Для солдат это, как ни странно, важно.

«Раньше в армии не было никого, с кем можно было поговорить. А нужно использовать все средства и методы, чтобы помочь молодому человеку адаптироваться к службе. Сейчас и психологи, и священнослужители помогают», — считает полковник. Пока храм не построили, в клубе есть шестиметровый складной иконостас. «Если мы куда-то выдвигаемся, то его можно сложить в ящик и развернуть где-то в палатке уже на месте. Получается походный храм. Это наше ноу-хау», — с гордостью говорит замкомандира полка. Отец Алексей приезжает по воскресеньям и пару раз в будни. На воскресную службу ходит около 100 человек. За время существования полка 12 человек приняли крещение. «Не поменяли веру, — уточняет полковник, — а именно прошли обряд крещения. Я никак на них не воздействовал, это только их желание».

 


Фото: Андрей Луфт/Защищать Россию

 

И чтобы окончательно «добить» читателя, сообщаю: мы приехали в полк, когда у одной из работниц столовой был день рождения. И с утра военные пришли к ней в столовую с воздушными шариками.

SMI2.NET

Рассказать друзьям

Неверно введен email
Подписка оформлена