Сирийская партия: какие фигуры готовы разменять Россия и США?

11:4225 янв, 2016 10658

Сразу двумя громкими новостями завершилась минувшая неделя — коалиция во главе с США намерена задействовать сухопутные войска в Сирии и Ираке, а президент России Путин якобы попросил Башара Асада уйти в отставку. О причинах, смысле и последствиях таких намерений «Защищать Россию» побеседовало с руководителем департамента стран Азии и Африки Института политических исследований востоковедом Арсением Григорьевым.

Объявлено, что коалиция во главе с США задействует сухопутные войска в Сирии и Ираке. Какие реальные цели будет преследовать Запад, если расширит свое участие в борьбе с ИГ?

— В проведении наземной операции в Сирии и Ираке США преследуют целый ряд как внешних, так и внутренних политических задач. Можно даже сказать, что это попытка подстрелить нескольких зайцев одновременно. Во-первых, эта идея во многом навеяна относительными успехами операции Воздушно-космических сил России в Сирии. На фоне действий наших военных США выглядели безучастными в борьбе с «Исламским государством».

Планы по проведению наземной операции прозвучали сразу же после заявлений госсекретаря Керри о готовности снять санкции с России в текущем году в случае выполнения минских соглашений, что по логике должно предостеречь Москву от конфронтации с Западом и в сирийском вопросе.

Эта логика понятна: США ожидают, что в условиях экономического кризиса Россия прагматично откажется от дорогостоящих геополитических амбиций или, по крайней мере, пойдет на определенные уступки, в том числе по Сирии.

Ввод западных войск также позволит укрепить позиции сирийской оппозиции — как в военном, так и политическом поле. В случае победы над ИГ она может стать полноценным противовесом режиму Асада. Другое дело, что без одобрения конгресса Штаты могут ввести весьма ограниченный контингент войск. Поэтому ставка будет сделана на элитные армейские подразделения — такие как 101-я воздушно-десантная дивизия, известная своим боевым опытом на Ближнем Востоке.

Успех операции весьма вероятен, в первую очередь, по причине ослабления джихадистов в результате авианалетов ВКС России и вялотекущего контрнаступления сирийских правительственных войск.

США останется провести высокотехнологичную операцию по зачистке укрепрайонов, что, тем не менее, может повлечь значительные потери. А они в планы Пентагона не входят.

Похоже, что американцы оптимистично настроены по поводу результатов операции. В Сирии и Ираке много лояльных США сил, от которых Пентагон получает достоверную развединформацию. К тому же демократы рассчитывают на то, что успешный исход ограниченной операции против ИГ укрепит их шансы на победу в выборах.

Но Конгресс с большинством республиканцев отказывается одобрять крупномасштабную операцию против ИГ, памятуя об имиджевых потерях в результате войны в Ираке, сделавшей военные операции крайне непопулярными среди населения.

Photo: Amy Bishop

В издании Military Times было опубликовано исследование об изменении стратегии США по борьбе с ИГ. В частности, в нем указано, что важным элементом новой стратегии является отсечение внешней поддержки ИГ путем оказания давления на Турцию с целью закрытия ее границы с Сирией. Удастся ли туркам сдержать поток террористов и вообще — согласится ли на это Анкара?

— Анкаре придется сотрудничать с западной коалицией. Во-первых, потому что заигрывание местных элит с исламистами уже привело к серии терактов на территории самой Турции. Это, в свою очередь, повлекло большие репутационные потери властей как в глазах собственного электората, так и на международной арене.

Турции придется доказать свое право на членство в НАТО. Окруженная полыхающими Ираком и Сирией, шиитским Ираном и поднимающим голову Курдистаном, без поддержки альянса она окажется в незавидном положении.

Закрытие границы зависит напрямую от политической воли Анкары и сразу принесет положительные результаты как в вопросе противостояния ИГ, так и в вопросе стабилизации внутри Турции.

Газета The Financial Times, со ссылкой на источники в спецслужбах, опубликовала информацию о том, что президент России Владимир Путин просил сирийского лидера Башара Асада добровольно уйти в отставку. Правда Кремль такие заявления позже опроверг. Тем не менее, как будет развиваться ситуация вокруг сирийского президента?

— Даже если это информационный вброс, Асад, наблюдая за нелегким положением Путина, догадывается о возможности пересмотра позиции Москвы по сирийскому вопросу. Так или иначе, сейчас Владимир Путин — чуть ли не единственный гарант личной безопасности президента Асада, и можно с уверенностью сказать, что его судьба на данном этапе в руках России. Ну и, пожалуй, Ирана. В случае военного и политического поражения немногие страны возьмут на себя заботу о безопасности сирийского лидера.

Вашингтон занял принципиальную позицию в отношении политического будущего президента Асада. Дальнейшее развитие событий на фронте по текущему сценарию могло бы привести к укреплению его власти и расширению зоны контроля, чего США допустить не могут.

В то же время Америка рассчитывает на ослабление позиции России.

Запад своевременно спекулирует на неподтвержденной информации о переговорах покойного генерала Сергуна и Башара Асада, сутью которых была просьба Владимира Путина об отставке сирийского президента. Если это правда, то доверие сирийского президента уже априори подорвано.

Если России удастся отстоять право Асада участвовать в посткризисных президентских выборах, то будущее Сирии будет зависеть от них. Несомненно, в Госдепартаменте рассматривают и такой сценарий (при всей его нежелательности). Полагаю, что работа по созданию проекта правительства переходного периода уже ведется на Западе, но на данный момент прогнозировать что-либо сложно.

Хочется надеяться, что США усвоят печальный опыт из сотрудничества с исламистскими партиями в Египте и Ливии и не повторят его в Сирии.

Тут очень важна дипломатическая позиция России. Политическое будущее самого Башара Асада весьма туманно, так как некоторые методы ведения боевых действий дискредитировали его в глазах значительного числа населения.

Photo: kremlin.ru

Однако есть основания полагать, что Владимир Путин поборется за Асада.

Для российского президента это принципиальный вопрос, он много лет последовательно нарабатывал имидж спасителя угнетаемых и репутацию надежного союзника, тем самым обеспечив себе уважение и преданность ряда антизападных правителей.

Если ответственность за падение режима и гибель Каддафи была отчасти объяснена мягкотелой политикой президента Медведева, то для Путина особенно важно сыграть на этом контрасте. И в очередной раз продемонстрировать бескомпромиссную защиту союзников.

SMI2.NET

Рассказать друзьям

Неверно введен email
Подписка оформлена