Режиссер фильма «28 панфиловцев»: «За нами три дивизии!»

07:4504 авг, 2015 22996

Сценарист, продюсер и режиссер народного фильма о подвиге героев-панфиловцев Андрей Шальопа уверен, что современные военные киноленты сняты вовсе не о войне, а о чем-то другом. Автор самого удачного краудфандингового проекта российского кинематографа рассказал «Защищать Россию», почему подвиг панфиловцев нельзя мерить исторической меркой и почему мы не имеем права судить «предателей».

28 панфиловцев

Легендарный подвиг Великой Отечественный войны, связанный с именами бойцов 316-й стрелковой дивизии под командованием военного комиссара Ивана Васильевича Панфилова. Все произошло во время обороны Москвы в 1941 году. 16 ноября, в ходе наступления противника на Москву, бойцы 4-й роты под руководством политрука Василия Клочкова обороняли разъезд Дубосеково в семи километрах от Волоколамска. В ходе четырехчасового боя панфиловцы уничтожили 18 вражеских танков и погибли. В учебники истории вошла фраза, приписываемая политруку Клочкову «Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва!», которую он произнес перед смертью. Главная военная прокуратура СССР несколько раз признавала эту историю художественным вымыслом. При этом выводы исследования прокуроров многократно критиковались и ставились под сомнение обществом.

«28 панфиловцев». Иллюстрация: Вячеслав Панарин
«28 панфиловцев». Иллюстрация: Вячеслав Панарин

Андрей Шальопа

Российский режиссер, сценарист и продюсер. Первая киноработа Шальопы — «Поймать ведьму» — вышла в 2008 году. Также известен как сценарист фильмов и сериалов «Сквот», «Любовь и 1000 мелочей», «Рыжая», «Слово женщине», «Черкизона. Одноразовые люди». Разработкой идеи фильма о 28 панфиловцах Андрей Шальопа занимается с 2009 года — именно тогда он написал сценарий фильма. Из-за отсутствия спонсоров и господдержки создатели фильма обратились к краудфандингу и собрали через интернет более 30 млн рублей. Общий бюджет картины — 60 млн рублей. Премьера ленты запланирована на осень 2015 года — 16 ноября, годовщину подвига панфиловцев.

Режиссер фильма «28 панфиловцев» Андрей Шальопа
Андрей Шальопа

Вас не напрягает, что сейчас вы фактически стали основным спикером не только по фильму, но и по самой истории «панфиловцев»?

Наоборот, я рад. Раньше, когда народ забивал в Википедию запрос, выяснялось, что «подвига 28 панфиловцев» не было. Это, конечно, неправильная история. А теперь человек столкнется не с отрицанием, а, как минимум, с противоречивой информацией об этом легендарном подвиге.

Расскажите о «своей» войне. Великая Отечественная для вас какая?

Это то историческое событие, которое может быть стержнем национального самосознания. Такой экзамен, который огромный народ выдержал по огромному числу дисциплин.

Не только по тактике и стратегии, но и по дисциплинам промышленности, науки, идеологии, управленческих навыков. Лучше, чем кто-либо другой.

Лучшие управленческие стратегии? «Врага трупами закидали» — не про вас история?

Ерунда. Войны — это потери. Потери нашей армии и немецкой сравнимы. На огромных территориях с привлечением гигантских ресурсов ошибки, конечно, приводят к трагическим результатам. Мы не вправе оценивать ошибки, сделанные военачальниками много лет назад, не находясь в их креслах, не видя их карт, не зная их ресурсов. Мы можем изучать и обсуждать, но не осуждать.

«28 панфиловцев»: съемки
«28 панфиловцев»: съемки

А каким у вас выйдет сержант Добробабин? (один из панфиловцев, ставший предателем и работавший на немцев — ЗР).

Я хочу развести эти истории: бой у села Дубосеково и историю Добробабина. Для меня это, прежде всего, человек, который во время боя кидал гранаты в немецкие танки, чью фамилию капитан Гундилович назвал не зря — он был доблестным бойцом. Когда в конце войны он снова вступил в ряды РККА, — заработал орден Славы. Я не берусь осуждать его за поведение в немецком плену. Оснований считать, что он убивал, пытал советских людей, нет. На мой взгляд, лучше предателя не счесть предателем, чем унизить настоящего героя. Добробабин был человеком, который хотел жить, а не умирать. Его село Перекоп находилось в глубокой оккупации — за тысячу километров от фронта.

На оккупированной Украине было совершенно неочевидно, что советская власть когда-то туда вернется. И подавляющее большинство жителей так или иначе работали на немцев.

«28 панфиловцев». Иллюстрация: Вячеслав Панарин
«28 панфиловцев». Иллюстрация: Вячеслав Панарин

У вас нет ощущения, что вы пытаетесь оправдать сержанта?

Я это и стараюсь сделать, не чувствуя себя вправе осуждать. Мы не были в тех обстоятельствах. Условием выживания Добробабина была служба в немецкой полиции, когда пришла РККА, условием жизни стала служба в Красной армии. Он снова взял автомат.

Это не есть предательство?

Сложная категория… предательство-либо слабость, либо глупость. Чем старше становлюсь, тем реже использую эту категорию.

У вас легкий фильм?

Я очень хотел, чтобы он легко смотрелся. Но таким, как «В бой идут одни старики» — военной драмой, рассказанной невероятно легким языком, — он не будет. И таким, как недавние фильмы о войне, тоже — мы снимаем кино о победе, не о поражении. Я надеюсь, что люди придут второй раз, чтобы после первого просмотра в мыслях было не «какой ужас: кровь, грязь, кишки, оторванные головы».

Чтобы вышли из зала и чувствовали гордость, удовлетворение, катарсис.

«28 панфиловцев»: съемки
«28 панфиловцев»: съемки

«Фильм нужен нам самим» — вы сказали в одном интервью. Зачем?

Таких фильмов нет. «28 панфиловцев» — опорный подвиг нашего народа. Это была многонациональная дивизия с людьми из Казахстана, Киргизии, Украины.

«Это фильмы совсем не о войне»

Последние фильмы о войне как оцениваете?

«Предстояние» и «Цитадель» — фильмы вообще не о войне, — Шальопа пьет кофе и, вероятно, от него сильно морщится. — Это режиссерское видение, совершенно не историческое кино. У Михалкова стояла задача сделать творческий продукт с огромным количеством метафор. Мне не понравилось. «Сталинград» — тем более, не о войне и не про Сталинград. Это ведь сказочная история, многократно рассказанная людьми друг другу. Если бы он назывался по-другому, то раздражения было меньше. Та же проблема у замечательного фильма «Битва за Севастополь». Это один из лучших фильмов о войне. Но почему за Севастополь?

Конъюнктура, конечно. Чтобы народ, который «крымнаш», валом шел. Это же претензии не режиссеру, а маркетологу.

Абсолютно. Там же вообще ничего не про Севастополь. Чтобы созвать людей на первый уикенд, создается гнусный обман. А режиссер, я уверен, ни при чем. Это чистое кино. А Бондарчук и Михалков знали, что делают.

Вы про слоган «великое кино о великой войне»?

Это же нечестно! «Штрафбат» я не досмотрел, как и «Сволочи». Война — это набор очень конкретных целей, которые очень просты: есть то, что нужно защищать, и те, с кем нужно воевать. Явно видно своих и чужих.

Фронтовики ведь вспоминали эту простоту: есть враг, которого нельзя пускать за линию фронта, потому что позади Родина. Это очень просто.

Их реальные рассказы о фронте вошли в фильм?

Нет. Фильм — абсолютно художественный. Подвиг панфиловцев — это канва, рассказанная в легенде. Я имел абсолютный карт-бланш, чтобы воссоздать эту историю в деталях. Нас там не было, никого в живых не осталось — мы можем только придумать эти детали.

«28 панфиловцев»: съемки
«28 панфиловцев»: съемки

Мы оба знаем, что подвиг панфиловцев был не совсем таким, каким он вошел в учебники.

Это важный, но фольклорный элемент. Как евангельские истории. Каждый имеет право интерпретировать легенду так, как он ее видит. Нынешние историки лезут с исторической меркой в то, что принадлежит культуре. Большинство подвигов не может быть подтверждено. У них есть исторические основы, но у этих подвигов другая миссия.

Наш фильм — как учебник. По этим деталям можно будет изучать историю. Мы обязаны воссоздать канву так, как это было тогда. Раньше фильмы о войне смотрели фронтовики — какая им разница, насколько аутентичны самолеты, летающие, когда «в бой идут одни старики». Неужели для Чухрая, снявшего «Балладу о солдате», имело значение, какой он снимает танк — он сам в танке воевал. А сейчас эти детали имеют значение, потому что поколение, которое это видело и помнило, ушло.

Мы не знаем, дословно ли за политруком Клочковым записали фразу «велика Россия, а отступать некуда — позади Москва», но вероятность того, что политработник, который был должен поднимать солдат в бой, мог произнести что-то похожее или ровно то же, крайне высока.

«28 панфиловцев». Иллюстрация: Вячеслав Панарин
«28 панфиловцев». Иллюстрация: Вячеслав Панарин

Андрей объясняет, почему сначала не хотели брать деньги у государства, а оно, надо заметить, их предлагало.

Сначала мы были никто — за нами были только три миллиона народных денег, хотя и это уже рекорд.

Если бы мы согласились на госфинансирование, то не смогли бы сделать фильм таким, каким задумывали. Госкураторы управляли бы нами, как хотели.

А сейчас вы «кто»? — уточняю я, и Андрей расплывается в улыбке.

Сейчас за нами 33 миллиона и 35 тысяч человек — гигантский вес. Три дивизии — совсем другое дело, — громким смехом я благодарю его за придуманный заголовок для интервью. — Я живу с ощущением невероятного везения. 35 тысяч человек вкладываются по 900, по 1000 рублей в этот фильм. Мы собрали 33 521 632 рубля. У нас потрясающая команда. Институт робототехники дал безвозмездно технический манипулятор для съемок…

Бюджет продвижения уже есть?

Пока нет. Это могут быть 30–40 миллионов рублей, которые мы потратим на тв-рекламу — без нее зритель не придет в кинотеатр. С большой вероятностью мы прибегнем к деньгам государства на постпродакшн.

Пока на маркетинг не потратили ни копейки, а он у нас уже есть. На одном YouTube 200000 подписчиков без всяких вложений.

Что будете со сборами делать?

Если будут прибыли, конечно, создадим новый проект — нет никакой другой возможности вернуть деньги народу. Мы пока начинаем разминать тему. Мне придется написать сценарий, а Ким Дружинин будет ставить. Про что конкретно — не скажу, не пытайте.

Вы себя в тех окопах, которые снимаете, представляли?

Постоянно: пока писал сценарий и во время съемок. Бой под Дубосеково — это катарсис для меня — абсолютное выражение войны. Не походы, не копание окопов, не таскание чего-то, не военная рутина.

Битва — ключевая точка войны.

«28 панфиловцев»: съемки
«28 панфиловцев»: съемки

Дубосеково, Невский пятачок, Дом Павлова, Прохоровка, Рейхстаг…

Шальопа перебивает меня, догадываясь:

Где бы я хотел оказаться? Я делаю фильм «28 панфиловцев». Туда.

SMI2.NET

Рассказать друзьям

Похожие статьи

Еще
Неверно введен email
Подписка оформлена