Санкции Запада к России: как наказать, не разрушая

07:2420 марта, 2014 1989

В последние дни много обсуждается вопрос о введении западными странами санкций против России. Политические и визовые ограничения для отдельных лиц — это второстепенный пункт, он ухудшит отношения, но не окажет решающего влияния на ситуацию. Вопрос в том, пойдет ли Запад на разрыв экономических отношений с Россией? В какой мере он пойдет на это? И что будет с военно-техническим сотрудничеством?

Еще никогда обстановка не была настолько неблагоприятна к идее введения против России реальных (а не мнимо-бумажных) экономических санкций. Кризис 2008 года, от последствий которого до сих не оправился весь мир, может сделать такие санкции если не актом самоубийства для отдельных предприятия и отраслей Запада, то нокдауном.

Россия неожиданно для привыкших считать ее нищим разоренным пространством оказалась в 2000-е годы емким потребительским рынком. Сюда не только хлынул импорт, здесь начали строить иностранные заводы — от пищевой промышленности и производств краски до сборочных предприятий основных автогигантов.

«Красная империя» советских времен была важным торговым партнером Запада, но все-таки довольно ограниченным. Поэтому торговые и технологические санкции против СССР не наносили явного ущерба западному бизнесу — разве что в форме упущенной нафантазированной прибыли.

Сейчас все иначе. Россия начала XXI века настолько глубоко интегрировалась в мировую экономику, что если начать рубить эти хозяйственные связи по живому, политики Запада испытают на себе жестокое давление собственного бизнеса, теряющего прибыли и инвестиции в России. Особенно, повторимся, сейчас, когда очередная эпоха «процветания» 1990-2000-х годов окончательно завершена и мир вступил в штиль, на котором коммерсанты будут драться насмерть за каждую лишнюю копеечку.

Бизнесу глубоко наплевать на Украину и Крым, он хочет заказов и прибылей.

Эта естественная предприимчивость становится союзником российского правительства в борьбе против установления нового «железного занавеса». Одно дело, когда у вас по ту сторону границы темное мрачное пространство, и совсем другое, когда это пространство неожиданно осветилось и начало приносить деньги.

Один пример. Российская компания «ВСМПО-Ависма», производящая 45% мирового титана, одновременно поставляет до 35% титана, используемого в авиастроении США корпорацией Boeing. Любой реальный разрыв этой связи нанесет тяжелейший удар по американскому производителю. Российский пострадает тоже, — но начинать экономическую войну Россия, кажется, и не собирается?

С европейскими странами все еще интереснее. Российская промышленность и энергетика, бурно обновлявшие мощности со второй половины 2000-х годов, стали важным рынком сбыта для немецкого и французского машиностроения. В условиях санкционных режимов этот канал поставок оборудования закроется, а замещения такому рынку нет. Это ставит под угрозу самые что ни на есть местные, не вынесенные в Китай рабочие места, на которых работают европейские избиратели.

Да, военно-техническое сотрудничество первым падет под давлением политических рисков. С этим придется смириться. Военно-техническое сотрудничество России с Западом носит хотя и важный, но все-таки ограниченный характер. РФ получает с Запада важные технологии и некоторые ключевые компоненты, в основном для комплектации экспортных образцов вооружений.

Массивного оружейного экспорта на Запад Россия не ведет, — более того, ее основные клиенты как раз дистанцируются от Запада (Алжир, Венесуэла, Сирия, в числе потенциальных клиентов — Иран), или четко поддерживают многосторонний баланс (Вьетнам, в особенности — Индия), или просто способны на самостоятельное поведение без оглядки на Запад вообще (Китай).

В самой тяжелой ситуации оказалась Франция. На всех углах обсуждается вопрос с вертолетоносцами-«Мистралями»: будут ли их достраивать или конфискуют? Россия эти корабли желает заполучить, но если их задержат по месту постройки, то тяжелого удара по нашему флоту это не нанесет. А штрафные санкции за такое непотребство примет любой нормальный суд.

Куда интереснее другое. «Мистрали» — это громкий распиаренный проект, но он единичный и ограниченный. А есть еще многолетнее сотрудничество нашей «оборонки» с такими французскими гигантами как Thales и Sagem — в области авионики и оптоэлектроники, особенно в части налаживания производства в России современных тепловизионных прицелов. Есть Turbomeca, которая делает прекрасный бизнес с нашими вертолетчиками. И так далее.

Разрыв этих связей больно врежет по обеим сторонам.

Именно поэтому французское правительство проявляет особую, неожиданную для неподготовленного наблюдателя деликатность в вопросе разрыва двухсторонних военно-технических связей.

Понятно, что новые масштабные контракты (особенно если российские компании попробуют вырваться на французский рынок) еще долго не смогут пробиться через политические фильтры. Но действующий взаимовыгодный бизнес не хотят рвать ни здесь, ни там — и это становится мощной преградой на пути односторонних политизированных решений о введении санкций.

Есть еще ряд стран, которые получат проблемы. Это Италия, а также в ограниченном объеме — Германия. Все эти направления болезненны для бизнеса российских оборонных концернов, но не являются критическими. Не являются они критическими и для европейской «оборонки», но серьезность возможных потерь заставит военно-промышленный комплекс Запада трижды подумать.

Ситуация просто отличная. Вместо тупого бодания не понимающих друг друга идеологий Россия и Запад говорят на прекрасно понятном обеим сторонам языке взаимных выгод, прибылей, рабочих мест и технологического роста. Это оставляет хороший резерв на быстрое восстановление отношений после того, как холодный порыв крымского ветра стихнет.

SMI2.NET

Рассказать друзьям

Неверно введен email
Подписка оформлена