Российское эхо сирийской войны

12:0011 июня, 2015 7396

Специально для «Защищать Россию» востоковед Анна Батюченко посчитала, сколько россиян воюет в Сирии, и попыталась объяснить, зачем туда отправляются славянские девушки.

Гражданская война в Сирии идет уже более четырех лет. Ни для кого не секрет, что иностранные граждане воюют с обеих сторон. Но если правительственные силы могут рассчитывать в основном на помощь со стороны организованных добровольцев из Ирака, Ливана и Ирана, то разнообразные группы повстанцев пытаются вербовать сторонников не только среди арабской молодежи Ближнего Востока и Северной Африки, но и в рядах мусульман Европы и Америки.

Причем делается это с дальним прицелом.

У всех на слуху недавняя история с попыткой московской студентки Варвары Карауловой попасть в Сирию, предположительно, для того, чтобы присоединиться к одной из повстанческих группировок. Если бы не активность родителей и российских официальных властей, она имела бы шанс влиться в ряды выходцев из России и постсоветских государств, которые принимают участие в боевых действиях либо проходят боевую и минно-взрывную подготовку в лагерях на территории, неподконтрольной сирийским властям.

Условно наших соотечественников можно разделить на несколько групп. Первую, и наиболее многочисленную, составляют выходцы с Северного Кавказа. Вторую — уроженцы традиционно исламских регионов Поволжья: Татарстана и Башкирии, отчасти Западной Сибири и, в последнее время, Крыма. Третья — новообращенные мусульмане, преимущественно жители больших городов европейской части страны (Россия в этом плане не уникальна и идет в ногу с остальной Европой). Общую численность таких бойцов установить невозможно, мы можем оперировать лишь приблизительными данными от нескольких сотен до 1000 боевиков.

Российское эхо сирийской войны
Фото: Joseph Eid/AFP/Getty Images

Если внимательно присмотреться к первой группе, то станет понятно, что ее основу составляют чеченцы и уроженцы Дагестана. Это связано в большой степени с ситуацией в самих республиках, когда в результате действия властей несогласные либо уничтожаются, либо выдавливаются за пределы региона. Однако не все этнические чеченцы являются гражданами России. Согласно грузинским источникам, около половины воюющих в Сирии чеченцев — это проживающие на территории Панкисского ущелья Грузии кистинцы. Именно грузинскими гражданами являлись самые известные «шишани» («чеченцы» на арабском) — бывший глава группировки «Джейш аль-Мухаджирин ва-ль-Ансар», впоследствии командующий северной частью Сирии в Исламском государстве (ИГ) Умар аш-Шишани (настоящее имя Тархан Батирашвили), глава группировки «Джунуд аш-Шам» Муслим аш-Шишани (Муслим Маргошвили) и убитый в боях за Алеппо бывший соратник Умара аш-Шишани — Сайфуллах аш-Шишани (Руслан Мачаликашвили). Большой процент сражающихся в Сирии чеченцев составляют и те, кто получил в Европе статус беженца или гражданство.

Почти все отправившиеся в Сирию чеченцы так или иначе имеют отношение к северокавказской террористической группировке «Имарат Кавказ».

Войну в Сирии они рассматривают не столько как борьбу за победу ислама, сколько как возможность получения боевого опыта. Именно поэтому большинство чеченских боевиков в Сирии не примкнуло к ИГ, и оно само не рассматривает их как ценный боевой потенциал.

У других же выходцев с Кавказа панисламистские настроения выражены гораздо ярче, и они с большей охотой присягают на верность ИГ.

О второй группе мы знаем значительно меньше, поскольку ее влияние на событие минимально, как и количество боевиков. Исключение могут составлять, пожалуй, лишь крымские татары. Эта часть примкнувших к повстанцам часто используются в качестве блогеров и переводчиков для ведения идеологической войны и вербовки своих сторонников в интернете.

Отличием сирийской войны является широкое использование всемирной паутины всеми сторонами.

Как минимум, у двух вооруженных группировок в Сирии функционировали русскоязычные сайты — это «Джейш аль-Мухаджирин ва-ль-Ансар» и менее известная небольшая группировка «Усуд аш-Шам» («Львы Шама»), которая преимущественно состояла из кавказцев. Очевидно, что размещение информации исключительно на русском языке может косвенно свидетельствовать не только о составе группировки, но и о той аудитории, на которую данные ресурсы были рассчитаны. В комментариях к новостным заметкам на данных сайтах были многочисленные записи с вопросами, как можно вступить в их ряды. И работу эти ресурсы вели не менее года до их закрытия в 2014 году. В целом же призывающие к джихаду блоги и страницы в соцсетях не поддаются исчислению.

Многочисленные «женские» исламские группы занимаются сбором средств для сирийских боевиков.

Российское эхо сирийской войны
Фото: Associated Press

В сети была очень активна российская жена сирийца палестинского происхождения. В размещенном видео она подтвердила, что будет воевать в том числе и против России, поскольку разочаровалась в ее политике в Сирии. Ее муж организовал и возглавил группировку, а жена и четверо детей последовали за ним. Отряд участвовал в боевых действиях в рядах Свободной армии в Ярмуке. В вылазках отряда принимал участие несовершеннолетний сын главы группировки, российский гражданин. У отряда была своя страница, его российская участница отвечала за ее ведение на русском языке, а также собирала финансовые средства для группировки. Сейчас она с детьми находится в России.

И последняя, наиболее интересная и важная для нас группа россиян в сирийском конфликте.

Этнические славяне, принявшие ислам и видящие свою новую цель в служении всемирному халифату. Это наиболее ценное приобретение для ИГ.

Количество таких людей исчисляется десятками, подавляющее большинство из них — молодые женщины и девушки. По прибытии в Сирию их, как и остальных европеек, незамедлительно отправляют в лагеря для усиленной идеологической подготовки, где после теоретического курса они приступают к изучению минно-взрывного дела, а также получают основы знаний по агентурной работе. Они — золотой резерв ИГ, основная надежда на перенесение боевых действий на территорию «неверных». После окончания обучения, в соответствии с достигнутыми успехами, происходит распределение по подразделениям. И далеко не все попадают в боевые или тыловые части. Некоторых возвращают на родину с заданиями по сбору разведданных, денежных средств, по вербовке сторонников.

Наиболее ценные кадры отправляют в резерв, менее ценные — на подготовку и проведение терактов.

В любом случае российские спецслужбы надолго получили головную боль, а само российское общество — тревожный звонок.

SMI2.NET

Рассказать друзьям

Неверно введен email
Подписка оформлена