Рейс MH17. Экспертизы новые, версии старые

08:2411 Sep, 2014 2793

На этой неделе наконец-то был опубликован долгожданный доклад комиссии Совета Безопасности Нидерландов по предварительным результатам расследования катастрофы 17 июля малайзийского Boeing 777. Сенсации не получилось — комиссия подтвердила, что причиной катастрофы, унесшей жизни 298 человек, стали «повреждения конструкции, вызванные большим числом чрезвычайно энергоемких объектов, которые проникли в самолет извне». В переводе с официально-канцелярского на русский — в результате поражения осколками ракеты. Это было очевидно практически сразу после катастрофы и публикации множества снимков с изрешеченными обломками.

Интерес представляет уточнение — основной удар пришелся на кабину пилотов, вероятно, подрыв произошел в непосредственной близости от носовой части самолета.

Повреждения были столь серьезны, что кабина отделилась от остального фюзеляжа еще в полете и упала в отдалении.

Совет Безопасности сообщил: в телах пилотов удалось найти некие «инородные фрагменты». Впрочем, на данный момент неясно, детали ли это самолета или осколки боевой части ракеты. Очевидным можно считать, что экипаж погиб одним из первых и, вероятно, практически мгновенно. Неудивительно, что в расшифровках переговоров летчиков с диспетчерами нет никаких тревожных сигналов. Вряд ли что-то новое мы узнаем и от расшифровки переговоров в кабине — если это была ракета «земля-воздух», то подошла она, скорее всего, из «слепой зоны», невидимой из кабины.

К слову о типе ракеты — после сделанных по «горячим следам» заявлений представителей Ополчения, что самолет был сбит «штурмовиком киевских властей» и упоминания на брифинге российского министерства обороны 21 июля о нахождении украинского Су-25 неподалеку от «Боинга» в момент катастрофы, версия с украинским штурмовиком, якобы сбившим малайзийский лайнер одной или двумя ракетами Р-60, стала в некоторых кругах чуть ли не «официальной».

Однако факт отрыва кабины еще в воздухе — очередной довод против версии со штурмовиком.

В дополнение к очевидным трудностям для Су-25 выйти на удачную позицию атаки ракетами малой дальности более скоростного на данной высоте (согласно слайду, представленному МО России на брифинге, скорость замеченного штурмовика была ок. 400 км/ч — вдвое с лишним меньше, чем у «Боинга») пассажирского самолета. Во-первых, ракета малой дальности с инфракрасной головкой самонаведения со значительно большей вероятностью должна была бы разорваться у двигателей; во-вторых, трудно представить, что столь серьезные разрушения нанесла боевая часть массой 3–3,5 кг (большая часть из которых приходится на осколки). Двукратное упоминание Су-25 на брифинге было, возможно, связано с желанием России продемонстрировать несоответствие истине заявлений киевских властей о том, что военных самолетов Украины в районе крушения не было.

Предварительные выводы Комиссии окончательно похоронили версию с техническими неполадками и практически указали на виновника — зенитно-ракетный комплекс, способный поразить цель на высоте 10 км, и с ракетами достаточно мощными, чтобы вызвать разрушение авиалайнера в воздухе.

Ясно, что для военного ЗРК средней/большой дальности (в данном случае обе стороны сошлись на ЗРК семейства «Бук») поражение гражданского самолета — задача элементарная. Также понятно, что «Боинг» проектировался без учета соображений обеспечения боевой живучести и не обладал средствами предупреждения об облучении РЛС ЗРК и обстреле ракетами. Вероятно, окончательные результаты расследования, которые обещают опубликовать через год, вряд ли привнесут что-то новое — сугубо «авиационная» составляющая расследования, по сути, закончена: нет ни технических неполадок, ни ошибок экипажа, самолет просто сбит.

Остается наиболее сложная — «политическая» часть расследования: кем сбит?

В известных катастрофах 80-х: «корейским „Боингом“» (рейс KAL007, сбитый перехватчиком ПВО СССР в 1983 г.) и «иранским „Аэробусом“» (рейс IR655, сбитый ЗРК ракетного крейсера ВМС США в 1988 г.) сторона, атаковавшая гражданское воздушное судно, была видна сразу, и в дальнейшем она уже затрачивала силы на обоснование правильности своих действий. В случае же с малайзийским «Боингом» обе стороны конфликта мгновенно и безапелляционно (складывается ощущение, что время даже не тратилось на попытки проверить «а не могли ли мы сами случайно») обвинили в инциденте друг друга.

В дальнейшем уже под заранее известного виновника искали улики, а если не находили, то предпочитали
придумать.

Российские военные на брифинге 21 июля продемонстрировали спутниковые снимки, подтверждающие, вопреки заявлениям представителей Киева и Вашингтона, что на территории военных действий были ЗРК украинской армии. Киеву был предъявлен список вопросов, обличавших украинские власти во лжи.

Прямых и неопровержимых доказательств пуска ракеты по Боингу из украинского ЗРК все же не имеется.

Эта версия, в первую очередь, строится на том, что других боеспособных комплексов там не было. На Украину возлагается ответственность как минимум за то, что она не обеспечила безопасность в воздушном пространстве, которое считает своим, или не закрыла полностью воздушное движение (запрещены были только полеты на высоте ниже 9,8 км). Правда, стоит отметить, что власти таких стран как Сирия или Ирак тоже не закрывали свое воздушное пространство, а например, самолеты, заходящие на посадку в Дамаске, подвергались обстрелу боевиков. Просто тогда, как говорится, обошлось.

Украина утверждает, что ЗРК принадлежал ополчению или российским вооруженным силам. В качестве подтверждения приводится множество снимков печально известной категории «из соцсетей».

Версия с пуском, пусть и случайным, со своего «Бука», похоже, отметается Украиной по принципу «этого не может быть просто потому, что не может быть».

Учитывая сбитый украинскими зенитчиками в 2001 году Ту-154М авиакомпании «Сибирь», это утверждение выглядит самоуверенно.

Представители спецслужб США 22 июля заявили, что MH17 сбили по ошибке ополченцы, в подтверждение чего есть данные со спутника. Однако они так и не были предоставлены.

Так американцы заявили об отсутствии прямых доказательств вины России, что ударило напрямую по позиции Киева.

По мнению ряда экспертов, из-за сильной облачности над местом катастрофы спутники оптической разведки (ни наши, ни американские) просто не смогли бы ничего снять. Конечно, существуют спутники с РЛС высокого разрешения, видящие «сквозь облака», однако нет причин считать, что некий «разведывательный спутник США, пролетавший над районом во время катастрофы» (согласно заявлению на брифинге МО России), был именно этого типа.

В любом случае, если бы существовали неопровержимые доказательства пуска с территории, контролируемой ополчением, то они были бы опубликованы.

Ссылка на «нежелание раскрывать возможности своих разведывательных комплексов» в таком серьезном деле выглядят неубедительной — не колебались же американцы в 1962 году, когда продемонстрировали в ООН аэрофотоснимки советских ракет на Кубе и автоматически признались в неоднократном намеренном нарушении воздушного пространства суверенной страны.

Определенная неуверенность обвинительной позиции США бьет по сторонникам «теории заговора» и теории о провокации киевских властей.

Провокация без убедительных «неопровержимых» доказательств выглядит несерьезно, да и на фронтах «информационной войны» использован MH17 был неумело — прошло два месяца, а ополченцев Донбасса и Луганска никто не стремится сравнить с Аль-Каидой.

Да и формулировка «сбили случайно, перепутав с пролетавшим неподалеку военным самолетом», звучит один в один как та, что приводили американцы, когда сбили «Аэробус». Впрочем, сторонники данной версии вполне могут оставаться при своем, если предположить, что план провокаторов не удался до конца по какой-то причине.

Учитывая, что прошло уже почти два месяца, следует признать, что «на руках» неопровержимых доказательств нет ни у кого, а если они и есть, то публиковать их пока не собираются.

Зато у всех мало-мальски заинтересованных обывателей есть непоколебимая, практически религиозная, вера в «свою» правду.

Интересно, что версии сторон практически не изменились за прошедшее время, и вряд ли изменятся в будущем — полный отчет Совета Безопасности Нидерландов или расшифровка переговоров пилотов наверняка не скажут ничего нового. Могут пройти многие годы, прежде чем кто-то из участвующих в нынешних бурных событиях решит открыть новую информацию, которая, наконец, прольет свет на произошедшее над Донбассом 17 июля 2014 года в четыре с небольшим пополудни местного времени.

SMI2.NET

Рассказать друзьям

Неверно введен email
Подписка оформлена