«Распространение смерти»: российская и американская версии

17:3819 окт, 2015 6664
Фото: Пресс-служба ВМФ РФ

Новая американская концепция distributed lethality - «распространения смерти», или «распределения боевой мощи» на деле оказалась не совсем новой. Илья Крамник рассказывает, как принципы, которыми руководствовался советский военно-морской флот, стали актуальны в начале 21 века.

Реакция на Западе на применение 7 октября 2015 года российскими кораблями крылатых ракет 3М-14 комплекса «Калибр» по целям в Сирии оказалась двоякой. С одной стороны, комментарии сводились к неожиданности самого факта наличия у ВМФ России подобного оружия, с другой, более профессиональные наблюдатели отметили новые стратегические возможности флота, продемонстрированные на практике.

Фото: mil.ru

Среди прочих материалов, анализирующих произошедшее, можно выделить статью Кристофера Каваса в Defense News, перевод которой был опубликован ранее.

Автор обратил внимание на практическую реализацию ВМФ России разрабатываемой в настоящее время в США концепции distributed lethality, которая на русский язык наиболее адекватно переводится термином «распределение боевой мощи» и подразумевает применение оружия кораблями из рассредоточенных боевых порядков по внешнему целеуказанию.

Сама по себе данная концепция не является чем-то новым. ВМФ СССР на практике реализовывал подобные принципы уже в 60-х годах, отрабатывая действия надводных кораблей и подлодок в рассредоточенных порядках, позволяющих с одной стороны контролировать большие пространства, а с другой — избежать поражения целого отряда кораблей единичным применением ядерного боеприпаса или сосредоточенным ударом палубного авиакрыла.

 

В настоящее время эта концепция призвана облегчить противодействие созданию зон блокированного доступа (Anti-Access/Area Denial), подразумевающих воспрепятствование входа вероятного противника в контролируемое пространство, однако для России данная задача является второстепенной.

Главным образом наша военная машина занимается именно созданием таких зон для защиты собственного побережья от возможной атаки сильного флота противника.

С этой точки зрения, высказывание Каваса относительно следования ВМФ России концепции распределения боевой мощи не имеет того смысла, который вкладывают в него американские военные специалисты, однако новое слово в понимании стратегических возможностей российского флота 7 октября было сказано.

Создание семейства МРК проекта 21631 «Буян-М» в свое время вызвало немало вопросов относительно оправданности использования столь мощного вооружения с платформ подобного размера. Мнение о возможности использования этих кораблей, а заодно и несколько более крупного корвета «Дагестан» проекта 11661 для поражения крылатыми ракетами удаленных целей в глубине центральной Азии высказывалось и ранее, однако реалистичность такого сценария вплоть до последних недель вызывала сомнения.

Второй аспект вероятного применения данных сил, как в составе Каспийской флотилии, так и на других флотах, пока мало кем исследовался и за границей практически не комментируется.

Основным же результатом программы создания кораблей этого класса является включение внутренних водных путей западной части России в систему маневра стратегическими силами.

Оснащенные универсальными корабельными стрельбовыми комплексами малые ракетные корабли способны в самое короткое время преодолевать расстояние между всеми основными западными морскими бассейнами России: Каспийским, Черноморским-Средиземноморским, Балтийским и Северным, избегая при этом ловушек контролируемых оппонентами проливов. Дальность полета крылатых ракет, в свою очередь, увеличивает потенциал проекции силы, обеспечивая флоту возможность поражения целей практически на всей территории Евразии к западу от Памира, а заодно в Северной Африке.

Разумеется, малые ракетные корабли и корветы не станут основными носителями крылатых ракет — эта роль уже отведена атомным ракетным крейсерам, перспективным эсминцам и фрегатам, а также подплаву.

Но в ближайшие десять лет флот получит никак не менее двух десятков боевых единиц с подобным вооружением, способных пройти внутренними водными путями и равно отстреляться как из Каспия, так и из Черного моря, и даже, при желании, прямо из реки Волга где-нибудь в районе Твери.

И возможность для России быстро и скрытно прибавить к балансу сил на любом морском театре военных действий 160 (а то и более) пусковых установок крылатых ракет при необходимости — меняет расклады в разыгрываемом уже три с лишним столетия военно-морском пасьянсе старой Европы более радикально, чем что бы то ни было раньше.

SMI2.NET

Рассказать друзьям

Похожие статьи

Еще
Неверно введен email
Подписка оформлена