Путин и Обама в ООН: они чокнулись

11:1629 сент, 2015 8281

Президенты России и США выступили на юбилейной Генассамблее. Два мировых лидера спорили друг с другом заочно. Научный сотрудник института международных исследований МГИМО Алексей Токарев прочитал обе речи с карандашом, чтобы в финале вспомнить: президенты все-таки чокнулись бокалами розового шампанского.

ООН не нравится всем. Большим и сильным государствам — тем, что у них, как и у микроскопических, только одно кресло. Малым — тем, что большие, бывает, за санкциями Совбеза и не ходят. Германия, Япония и Бразилия — в авангарде тех, кто давно хочет пересмотреть формат Совета безопасности: слишком уж изменился мир со времени Второй мировой войны, когда страны антигитлеровской коалиции отвели себе места постоянных членов СБ ООН с правом вето. Россия вербально поддерживает ООН, но в случаях реальной необходимости реализации ее национальных интересов — вводить ли войска в Крым или на восток Украины — мнением Нью-Йорка и Женевы не интересуется. Как, впрочем, и США — это неписанное право великих держав.

ООН легко представить как единственную песочницу во дворе квадратной брежневской девятиэтажки. Самый сильный хулиган может гулять где угодно, но для общения с другими детьми — только насыпная горка с ведерками — больше-то и негде.

ООН — единственный в мире форум, где встречаются «руководители планеты», как назвал глав государств генсек Пан Ги Мун, открывая 70-ю ассамблею.

Российскую публику перед выступлением Владимира Путина разогревали по всем законам жанра. Федеральное ТВ словно переключило население пультом, сменив канал «Украина» на канал «Сирия». Буквально за месяц сограждане из украинистов сделались востоковедами, а то, что Башар Асад «сукин сын, но наш сукин сын», начали обсуждать в очередях и на кухнях (об интернете и речи нет). Российские оппозиционеры злорадно потирали руки, мол, нашему-то сейчас в США накостыляют, а провластно настроенные россияне принялись вспоминать «кузькину мать», «догоним и перегоним», «мы вас похороним» и стук ботинком по ООНовской трибуне — все за авторством Никиты Хрущева (хотя ботинком по трибуне он не стучал — первый секретарь использовал кулаки, а летней туфлей просто тряс над головой).

Белый дом дал умелый пас отечественным антиамериканистам: официальный спикер президента США Джош Эрнест сообщил, что Барак Обама не будет нагнетать обстановку и демонстрировать враждебность, ибо считает Россию «региональной державой с экономикой, немногим меньше испанской».

Дескать, чего с ними и говорить-то, раз они такие малозначимые. До «радиоактивного пепла» не дошло, но сравнение троллинга российских телеведущих с дискурсом американских официальных говорящих голов, конечно, не в пользу последних. В начале сентября председателю российского Сената Валентине Матвиенко почти предложили ходить с курвиметром, высчитывая на карте 25 миль от здания ООН по условиям визы, а незадолго до визита российской делегации на Генассамблею в прессу слили информацию о встрече: это русские просили увидеться хоть мельком. Помощник президента по внешней политике Юрий Ушаков американских партнеров справедливо окоротил: «В дипломатической практике так не принято».

Этой ночью из Нью-Йорка пришло подтверждение: встречу запросила американская сторона. Впрочем, про нас тоже не скажешь: мы подготовили доброжелательный фон.

На словесные экзерсисы Дмитрия Киселева можно было бы не обращать внимания — на американском ТВ нас и не так прикладывают — но фраза об американских политиках, настаивающих на изоляции России, как о «жалких клоунах» из уст третьего человека в государстве не совсем дипломатична. Отдельные горячие головы вообще писали, что на Путина готовится покушение — американцы и своих-то президентов не щадили, что говорить о нашем — но он, мужественный человек, поехал.

Барак Обама подъезжал по вставшему намертво Нью-Йорку к зданию ООН ровно в то время, когда Ил-96-300ПУ с надписью «Россия» садился в аэропорте «Джон Фитцджеральд Кеннеди». Американский президент выступал без бумажки, и глава сенатского комитета по международным делам Константин Косачев похвалил американцев за «отточенные умения пользоваться прозрачными суфлерами». «Некоторые крупные державы, — говорил Обама, явно забыв про „экономику чуть меньшую, чем у Испании“, — подрывают мировой порядок… Нам говорят, что такой регресс необходим, чтобы победить хаос, избежать вмешательства чуждых сил. Согласно этой логике, мы должны поддерживать Башара Асада, который совершал преступления против собственного народа». Конкретных «подрывников» президент США не назвал, но призвал «подумать об аннексии Крыма Россией», указав на «глубокое понимание США исторических связей России и Украины».

Он говорил о том, что Америка «не может оставаться в стороне, когда нарушается суверенитет и территориальная целостность», хотя минутами ранее признавался: «Независимо от мощи наших вооруженных сил и экономики, США не могут решать проблемы всего мира».

Речь, полная оксюморонов, включала в себя напутствие украинскому народу, который «сейчас более всего заинтересован в том, чтобы присоединиться к Европе вместо России», а также заверение нашей страны в том, что она должна быть «сильной и вместе с нами способствовать укреплению международной системы».

Фото: un.org

После Украины Барак Обама сообщил, что не приемлет сохранения «диктатора и убийцы» Башара Асада у власти, но понимает, что без помощи России и Ирана сирийскую проблему не решить. Важнейший момент: Обама подчеркнул, что не согласен с логикой «надо оставить Асада, поскольку альтернатива будет только хуже». Именно на сохранении у власти Асада и ориентированных на Москву и Тегеран алавитов настаивают Россия и Иран.

Глава США покидал здание штаб-квартиры ООН, когда польский президент Анджей Дуда рассказывал о согласии с предложением Франции не использовать право вето постоянных членов Совбеза, если речь идет о борьбе с геноцидом. Украину Дуда не упомянул ни разу, уложившись в 15 минут (Обама выступал 40).

Президент Украины Петр Порошенко покинул зал во время выступления короля Иордании Абдалы II, а президент Белоруссии Александр Лукашенко, наоборот, пришел. И то, и другое случилось потому, что следующим выступал Владимир Путин.

Словно передавая привет Обаме с его «аннексией Крыма», Путин сообщил, что решение о создании ООН было принято «в Ялте, в нашей стране», и это было чистой правдой.

В отличие от американского коллеги российский президент сначала заговорил о Сирии и лишь потом об Украине, которой было посвящено меньше 60 секунд между 17 и 18 минутами 22-минутной речи. «Кроме правительственных войск Асада и курдских ополченцев с ИГ никто не борется», — заверил собравшихся господин Путин (то есть куда же убирать Асада, раз он такой один?!). «Прежде всего считаю важным восстановить структуры правительства Ливии, поддержать новое руководство Ирака, поддержать правительство Сирии», — Владимир Путин словно отвечал на речь Барака Обамы, подбирая антонимы.

Фото: un.org

Россия нужна миру для мира в Сирии. Пан Ги Мун перечислил пять государств, у которых «есть сила»: Россия, США, Саудовская Аравия, Иран и Турция.

В смысле возвращения президента Путина в западную часть мировой политики, откуда его активно вытесняли США, действия ИГИЛ на ограниченной территории, как это ни кощунственно звучит, нам на руку. Общий враг объединяет, и Украина предсказуемо отошла на второй план.

При этом ИГИЛ несет реальную опасность и нашей стране: от Сирии до России — как от Москвы до Петербурга. А у нас вечно нестабильный Кавказ, экономический кризис, спящий сепаратизм в Поволжье — в 90-е уже выяснилось, что Россия отнюдь не так крепко опирается на землю, чтобы не быть поваленной, и тысячелетняя государственность тут не поможет.

При этом надо понимать Запад. Он смотрит на Путина как на плохого мальчишку, который врет в глаза. «Вот же, завел танки на Украину, поставил „террористам“ БУК-М1, которым они сбили «Боинг», а теперь обвиняет США в госперевороте и настаивает на примате международного права — как с таким говорить-то?» Шанс на сближение России и Запада — в понимании последним безоговорочности и абсолютности зла со стороны ИГИЛ и в уверенности, что без России с террористической организацией не справиться.

Именно поэтому Россия увеличивает военное присутствие в Сирии — не только, чтобы уничтожать боевиков с воздуха самостоятельно, но и постоянно напоминать Западу, что у нас есть инфраструктура и силы для создания масштабной антиИГИЛовской коалиции.

Кандидатура Асада остается камнем преткновения между Россией и США, да и Турцией, которая настроена убрать сирийского президента. При этом Путину еще надо объяснить населению, зачем ему нужна война в далекой южной стране, хотя он и заверяет постоянно «никакой наземной операции». Президент прекрасно помнит десять лет Афгана и их влияние на историю СССР.

Когда Пан Ги Мун поднялся из-за стола на торжественном ужине для глав государств, чтобы произнести тост, сидящих по левую и правую руку Владимира Путина и Барака Обаму разделял лишь стул. В итоге они посмотрели друг на друга и выпили «за здоровье генерального секретаря и развитие ООН». Президенты все-таки чокнулись.

 

SMI2.NET

Рассказать друзьям

Похожие статьи

Еще
Неверно введен email
Подписка оформлена