"The National Interest": пять следующих шагов в Сирии

14:0314 дек, 2015 3479
Фото: mil.ru

Участие российских сил в военной операции в Сирии привлекает внимание западных изданий. Так, Роберт Фарли из "The National Interest" опубликовал  пять пунктов, которые, по мнению обозревателя, нужно выполнить России, чтобы спасти режим Асада.

Су-25 «Лягушачья лапка»

Несмотря на то, что уничтожение Су-24 вблизи турецкой территории продемонстрировало уязвимость перед современными истребителями бомбардировщиков без прикрытия, Россия по-прежнему должна оказывать поддержку Сирийской арабской армии и связанным с ней формированиям на земле.

Для этого нужен мощный бомбардировщик, подобный Су-25, который сумеет немедленно изменить ситуацию на поле боя.

Известный как советский эквивалент А-10, медленный Су-25 может нести огромное количество боеприпасов, и при этом легко переносит попадания из оружия небольшого калибра.

Учитывая признаки того, что Россия собирается увеличить размах воздушной операции, мы можем с уверенностью заявить, что дополнительные бомбардировщики — такие, как Су-25 — вскоре появятся в небе над территорией, контролируемой повстанцами. Эти самолеты, безусловно, окажут влияние на успех наземных операций САА.

Фото: mil.ru

Зенитная ракетная система С-400

Ранее Россия объявила об успешной установке системы С-400. В различных статьях акцентируется внимание на технических характеристиках системы, но, если рассматривать политический аспект ее размещения, то это — гарантия Асаду и от создания Западом бесполетной зоны, и от проведения воздушной кампании, направленной против него самого. На практике это означает, что ИГИЛ и другие сирийские повстанцы должны будут побеждать Асада (и российские войска) самостоятельно, без прямой поддержки кого-либо из своих союзников.

Западные войска, может, и сумели бы уничтожить С-400 и связанные с ней системы ПВО, хотя и неся при этом потери. Но прямое нападение на российские системы ПВО углубит конфликт до такой степени, в которой никто не заинтересован.

С-400 фактически дает России право вето в любых возможных действиях Запада против Асада.

Фото: mil.ru

Дипломатия

Главным оружием, которым обладает Россия для спасения Асада, является дипломатия.

Несмотря на то, что в последние годы ее «мягкая сила» значительно уменьшилась, у России до сих пор есть достаточно влияния, чтобы совершать тайные сделки со всеми значимыми игроками: соседями Сирии, незаинтересованными в военном участии в конфликте странами ЕС, а также державами, находящимися далеко от конфликта, но способными на него влиять. Все это может помочь сдвинуть рамки дискуссий в сторону сохранения режима Асада.

Среди ценнейших дипломатических средств России — право вето в Совбезе ООН. Этим вето Россия может прикрываться как щитом, предвосхищая любые серьезные попытки Совбеза вмешаться в конфликт и избегая повтора интервенции НАТО в Ливию.

Фото: putin24.info

Разведка, наблюдение, рекогносцировка (РНР)

У России нет, и никогда не было тех возможностей РНР, которые привычны для США. Тем не менее, она могла бы существенно усилить действия САА в этом направлении.

Российские средства РНР способны точно очертить границы расположения террористических формирований и оценить воздействие наступательных действий САА. Это помогло бы России и САА выстроить эффективную стратегию уничтожения повстанцев.

Российские средства в этой области включают в себя не только разведывательные самолеты и дроны, но и средства РЭБ, которые могут отслеживать каналы связи повстанцев. Сбор и подача этой информации в удобоваримой для российских и сирийских сил форме находится полностью в рамках компетенции российской разведки.

Фото: Григорий Миленин/Защищать Россию

Спецназ

САА и сотрудничающим с ней формированиям необходимо отвоевывать у боевиков бОльшую часть территории страны. К сожалению, у САА традиционно мало опыта в мобильных наступательных операциях (ей гораздо лучше удаются статические оборонительные операции и артдуэль).

Чтобы одержать победу на земле, России придется предоставить управленческое ядро для подобного рода операций.

До тех пор, пока Россия не введет в зону конфликта гораздо более крупную группировку наземных войск (сомнительная перспектива, учитывая ограниченные ресурсы и протяженную логистику), ее главной задачей должны оставаться руководство, координация и поддержка. В этой части России необходимо использовать опыт действий западных сил специального назначения в Афганистане, Ливии и других странах. При этом необходимо приложить все усилия для того, чтобы избежать потерь, которые вызовут негативную реакцию внутри самой России и будут выглядеть нелепо на международной арене.

России в Сирии воевать еще долго. Первые недели интервенции США в Афганистан и интервенции НАТО в Ливию не показали значительного прогресса.

В обоих случаях авиаудары ослабили и разделили повстанцев, но при этом позволили основным силам со временем продвинуться вглубь страны. Через 2–3 месяца международное сообщество уже могло бы праздновать успех России в борьбе с ИГИЛ, а режим Асада — радоваться уничтожению незаконных вооруженных формирований на западе страны.

Но я бы не ставил на такой исход.

Роберт Фарли — постоянный автор издания "The National Interest", автор книги «Морской бой». Работает доцентом в Школе дипломатии и международной коммерции им. Паттерсона Университета Кентукки. Его работы посвящены военной доктрине, национальной безопасности и морскому делу. Также ведет блоги на "Lawyers, Guns and Money", "Information Dissemination" и "The Diplomat".

SMI2.NET

Рассказать друзьям

Неверно введен email
Подписка оформлена