Образы будущего: космос или постапокалиптические подвалы?

15:3520 апр, 2015 4586

Проект «СССР-2061» — это ряд художественных и литературных конкурсов, посвященных будущему, до которого хочется дожить, — именно так звучит его основная миссия. В большинстве случаев это будущее светлое и почти всегда масштабное, считают авторы проекта. С одним из них — иллюстратором Александром Овчаренко, в сети известным как Аrchy13, — нам удалось пообщаться и узнать, что же это за будущее, и для кого оно предназначено.

Мы встретились в небольшом кафе на Алексеевской. Александр сразу перешел к делу: «Я готов. Задавайте ваши вопросы. Жаль, не получилось встретиться на ВДНХ, хотелось бы показать вам нашу выставку, которая сейчас идет в павильоне „Космос“. Но у них там сегодня какое-то закрытое мероприятие. Вы уж извините». Заказав по чашечке чая, мы приступили к беседе.

— Александр, расскажите, как возникла идея проекта «СССР-2061»?

— Идея возникла в 2011-м. Это был юбилейный год — 50 лет полету Гагарина в космос, и мы с товарищем задумались о будущем, которое нас ожидает на более-менее средней дистанции. И внезапно обнаружили, что по данным масс-медиа, нас впереди ожидает только «яма с гвоздями». Тогда мы решили, что надо создать какую-то альтернативу. Собственно, так и появилась идея проведения этих конкурсов. Сначала это была идея проведения одного конкурса, а потом мы вошли во вкус и… понеслось. Вообще, я сам иллюстратор, последние 15 лет работаю в рекламе, арт-директором, и данная тематика мне, в некотором роде, близка.

— Почему «будущее, до которого хочется дожить», как говорится в вашем презентационном ролике, связано с СССР?

— В СССР был совершенно определенный образ светлого будущего. Была своя концепция развития. Уверенность в завтрашнем дне.

Девиз нашего проекта — «Будущее, до которого хочется дожить» — означает не просто какие-то отвлеченные фантазии на тему «как правильно готовить крыс в постапокалиптических подвалах», а нечто такое, до чего бы на самом деле хотелось дожить.

Изображение: 2061.su

— Почему вас так привлекла именно космическая тематика? Неужели в других областях светлого будущего нет?

— Понимаете, космос — в более-менее обозримом будущем, при условии, что человечество не станет возвращаться назад в каменный век, выкапывать там корешки и заниматься собирательством и охотой, космос просто неизбежен. Хотя это конечно, не основное, но художникам так проще. То есть, естественно, показать развитие и какие-то достижения через корабли на астероидах и людей в крутых скафандрах, проще, чем через офигенную операцию по пересадке всего, например.

Космос — это как обладание подлинником Ван Гога для олигарха. Естественно, это не главное из того, что у него есть, но это четкий показатель того, что он пришел к успеху.

Так и с космосом. Если у нас есть действительно хорошее, светлое будущее — качественное, до которого нам хочется дожить, — то космоса мы не избежим.

— Ваш проект состоит из серии разных конкурсов: это и иллюстрации на тему «светлого советского будущего», и разработки концепт-каров, и даже литературные рассказы. Сколько таких конкурсов уже было?

— Всего у нас их было четыре — три художественных и один литературный. Первый конкурс был в 2011 году — в принципе, тогда у нас даже не было какой-то четкой концепции, и мы сформулировали это так: через сто лет после полета Гагарина в Советском союзе происходит некое масштабное событие, сравнимое по значимости с первым полетом в космос. Ну и предположили, что это может быть какая-то из стадий колонизации Марса, например. Первый конкурс был на эту тему.

Второй конкурс запустился примерно через полгода, он назывался «Каменный пояс». Конкурс был посвящен таким будничным работам в космосе: всяким добытчикам, геологам-космонавтам, и прочим товарищам, которые куют на дальних рубежах будущее процветание нашей страны и всей планеты.

Затем у нас был третий конкурс, в котором мы предложили автодизайнерам разработать автомобиль для бездорожья, для освоения дальних районов нашей необъятной Родины — куда ездить надо, а дороги прокладывать дорого и ни к чему. В нашей стране таких районов, наверное, процентов 95 от общей территории. Там было достаточно серьезное и четкое техзадание: модульная конструкция, пластиковый кузов, мотор-колеса, гибридная система двигателя, все дела. И вы знаете, как это ни удивительно, несмотря на скромные призы, это привлекло достаточно серьезных дизайнеров, у нас получилась отличная подборка работ.

Например, вот — смотрите, какая великолепная «Буханка».

Изображение: 2061.su

Это у нас такой условный «УАЗик из будущего». На мой взгляд, это великолепная работа, как по степени проработки, так и по соответствию концепции проекта. Автор этой работы — Рустам Шакисламов из Уфы, в сети известный как 600V, получил первое место. Но это не единственная крутая машина — вот еще одно первое место, эта работа нарисована уже руками.

Еще мы запустили литературный конкурс, который, надо признаться, дался нам весьма тяжело. Если в предыдущих конкурсах было не больше сотни изображений, то тут нам прислали около 600 рассказов. И было очень непросто просеять весь этот объем. Но из этих тонн руды мы все-таки смогли наковырять аж целых 8 хороших, качественных историй. Они опубликованы в сборнике, который сразу же разошелся как библиографическая редкость. Но для всех желающих почитать — на сайте он есть в электронном виде.

Сейчас мы проводим пятый конкурс под названием «Девушка с Земли». Он с космосом уже никак не связан, он у нас вполне себе земной, но я думаю, все равно будут сплошные девушки в скафандрах.

Изображение: 2061.su

— Что означает термин «подлинная свобода», о котором говорится в вашем ролике?

— Подлинная свобода означает доподлинно осознанную необходимость, разумеется. В контексте данного проекта это означает возможность заниматься тем, чем действительно хочется заниматься.

Потому что в настоящий момент подавляющему большинству из нас приходится заниматься не тем, чем хочется, а тем, что кормит. Хочется сделать окружающий мир немножко комфортнее с точки зрения занятий.

— Какая изначальная цель была у проекта «СССР-2061»?

— Изначально цель была получить некое количество художественного контента, произведений, и актуализировать тему светлого будущего как хоть какую-то альтернативу тому, что внушают нынешние масс-медиа. Вот вы сколько можете вспомнить нынешних художественных или литературных произведений о будущем, в которых до будущего хоть как-то хотелось бы дожить?

— Современных? Сложно сказать…

— Вот об этом и речь. После 90-х писатели и художники нас этим не баловали. Мы с товарищами озадачились этой темой и смогли вспомнить только «Двухсотлетнего человека» и все. Понимаете, если в обществе все будущее сводится исключительно к неким прелестям киберпанка, который, в свою очередь, сводится к таким понятиям как «хай-тек» и «лоу-лайф», то, наверное, это не очень хорошо.

Фото: Константин Кочетков/Защищать Россию

— А что тогда хорошо по-вашему?

— А хорошо, когда люди видят в своем будущем — своем, собственном, персональном, на каком-то определенном участке временном — некие качественные улучшения. Ведь если вы не будете представлять, чего вам хочется в будущем, то вы до этого «чего хочется» просто не доживете. Все ведь планируют что-то хорошее на будущее. Кроме того, мы все планируем продолжать наш род. И хочется понимать, что же ждет наших детей.

Когда нас произвели на свет наши родители, у них была в принципе, вполне проработанная концепция. А сейчас что? Кредит подороже, айфон потоньше? Разве этого вы хотите для своих детей?

Так вот наш проект можно считать такой «визуализацией коллективных желаний».

Фото: Константин Кочетков/Защищать Россию

— Среди конкурсных работ встречается множество изображений красивых девушек, настоящих секс-символов. Их тоже можно отнести к визуализации коллективных желаний? Как вы к этому относитесь?

— А разве это плохо? Мы же не навязываем нашим авторам ничего, кроме базовой концепции: покажите то будущее, до которого вы хотите дожить. И все. А люди уже сами рисуют или описывают то, что они себе представляют, скажем так, приятным и перспективным. Другое дело, что сегодня наши художники находятся под довольно серьезным влиянием каких-то западных голливудских образцов — у них там все это реально очень круто проработано, а также этих бесконечных аниме, которые тоже активно эксплуатируются.

— Существует ли какая-то определенная стилистика конкурсных работ — киберпанк, стимпанк или что-то еще? По какому принципу вы их отбираете?

— Нет, работы выполнены в разных стилях, тут нет ограничений. На первом конкурсе у нас не было существенного отбора, единственным условием было соответствие заданной тематике. Ни техника, ни исполнение не являлись причиной для отсева. Не прошла только одна работа — это были просто нарисованные в «пэйнте» прямоугольные какие-то флаги с описанием, типа «вот это будет флаг лунной республики, а это еще какой-то там республики». То есть это было что-то такое, что никакого интереса вообще не вызывает. Остальные работы все были приняты и представлены на сайте.

Фото: 2061.su

— Кого среди ваших авторов больше — профессионалов или любителей?

— На самом деле очень по-разному. Если среди художников, то в основном преобладают профессионалы, а среди писателей все иначе — там больше любителей. Хотя в художественных конкурсах любителей тоже немало — причем разного уровня. Встречаются вполне достойные вещи.

— Что получают победители? Какими призами вы их награждаете?

— В разных конкурсах мы давали разные призы. На этот раз у нас графические планшеты со специальным вводом, с которыми можно пойти на природу и там порисовать. Мне кажется, что это неплохой приз. Я бы от такого не отказался.

— Когда станут известны имена победителей конкурса «Девушка с Земли»?

— Пока у нас идет прием работ. Он продлится до 10 мая, после чего все работы появятся на сайте, и начнется зрительское голосование, которое продолжится в течение недели. После этого будут объявлены победители. Все очень просто. В среднем, на художественный конкурс мы отводим три недели.

— А сколько вашего личного времени тратится на этот проект ежедневно, если не секрет?

— В среднем, я уделяю ему часа два в день, но это в обычном, будничном режиме. Если у нас какие-то мероприятия проходят — выставки, например, — когда организация всего этого требует моего постоянного присутствия, то там уже гораздо больше времени требуется, конечно.

— А как часто у вас бывают выставки и где они проходят? Вы их сами делаете или кто-то помогает?

— Всего у нас их было чуть больше десятка. Первая выставка была в Таганроге, потом в Москве, затем, кажется, в Казани, в Севастополе, в Иркутске.

Вот прямо сейчас у нас идет выставка на ВДНХ, в павильоне «Космос». Вообще, она у нас стала уже традиционной, она проходит уже, наверное, второй или третий год, на разных площадках — как московских, так и региональных.

Первые выставки мы делали сами, а потом к нам стали обращаться из регионов с предложением провести выставку у них. Они находят помещение, мы пересылаем им работы. Потом работы едут еще куда-то. И так они могут гастролировать долго, пока не придут в негодность.

Фото: 2061.su

— Это просто выставки или выставки-продажи? Авторы что-то получают за это?

— Нет, все существует на некоммерческой основе. Это просто выставки. Но мы подписываем с авторами некие лицензионные соглашения, благодаря которым они могут быть спокойны, что их работы не появятся где-то на сувенирных кружках и футболках, без их согласия.

— А почему бы вам самим не сделать подобный проект с их согласия? Ведь авторам, наверное, было бы приятно видеть, как их творения обретают популярность?

— Мы думали над идеей выпуска футболок с принтами, но это очень сложно в отношении организации процесса. Ведь необходимо будет организовать не только производство и продажу, но и целиком разработать систему авторских отчислений, контролировать ее, а у нас просто нет такой возможности. Некому этим заниматься. Кроме того, не со всеми авторами нам удается поддерживать связь. Кто-то указал недостаточно данных для обратной связи, у кого-то эти данные устарели уже — с этой проблемой мы столкнулись, когда издавали сборник рассказов. Поэтому, на данный момент, мы от этой идеи отказались.

— С конкурсом все понятно. Теперь немного о вас. Скажите, а для чего все это нужно лично вам? Ведь это не является вашей основной работой, насколько я понимаю.

— Не является. Изначально мне это было нужно для того, чтобы почувствовать какую-то осмысленность своего существования. Последние пятнадцать лет я зарабатываю на жизнь рекламой, и в принципе, наверное, неплохо это делаю. Однако осмысленности в этой деятельности не сказать, чтобы очень много. То есть ты вваливаешь кучу ресурсов, кучу своего времени, на выходе получаешь какую-то красивую картинку, с каким-то текстом, который идет прямиком в помойку.

Хочется чего-то осмысленного. И вот конкретно этот проект лично мне дает эту осмысленность. Тем более, что у него огромная перспектива, проведение фестивалей, различных мероприятий и так далее.

Фото: Константин Кочетков/Защищать Россию

— Чего бы вам хотелось достичь в итоге? Какие у вас планы на будущее?

— Хотелось бы вывести это все на новый постоянный уровень. Сейчас у нас есть задумка сделать нечто обобщенное, на стыке художества и литературы, этакий концепт, вроде хроник. Есть, например, ростовский ди-джей, который, вдохновившись нашим проектом, написал музыку, издав целый альбом. Также у нас есть серия рассказов, записанных в аудиоформате, они лежат у нас в открытом доступе в сети. Хотелось бы создать нечто общее, в виде сборника, с музыкой, рассказами и иллюстрациями. Чтобы он выходил, например, каждые несколько месяцев. Эта концепция очень востребована сейчас. Еще хочется сделать музыкальный фестиваль. В конечном счете, хотелось бы получить что-то типа субкультуры, со своими ценностями, со своими культурными кодами.

Ну и в идеале, конечно же, провести выставку на Марсе в 2061 году.

Беседовала Елена Болдырева

SMI2.NET

Рассказать друзьям

Неверно введен email
Подписка оформлена