Новая военная доктрина России: ответ на агрессию

14:3830 дек, 2014 12864

Россия была обязана внести изменения в свою военную доктрину. Такая адаптация вызвана активностью НАТО. Кроме того, документ был скорректирован с учетом итогов последнего саммита трансатлантического альянса.

26 декабря президент России утвердил новую военную доктрину России. Мы попросили объяснить суть внесенных изменений Владимира Козина, профессора Академии военных наук, главного советника-руководителя Группы советников директора Российского института стратегических исследований.

По мнению эксперта, доктрина сохранила в себе конструктивный настрой прежних военно-стратегических установок страны и приняла во внимание принципиальные изменения в международной ситуации.

Возросшая в последние годы военная активность Североатлантического союза на территории Польши, Румынии, Болгарии, в трех государствах Балтии, а также события на Украине показали, что Россия была просто обязана внести некоторые изменения в свою военную доктрину, которая оставалась неизменной с 2010 года.

Кроме того, новый документ приняли с учетом итогов последнего саммита НАТО в Уэльсе, ставшего самым враждебным по отношению к России за последние десятилетия.

«Решения, которые были приняты на встрече в верхах в Уэльсе, носят откровенно вызывающий антироссийский характер, поэтому Россия была вынуждена скорректировать свою военную доктрину», — отмечает Владимир Козин.

Об основных отличиях доктрин России и США

Военная доктрина России была и остается оборонительной.

В отличие от нее американская военная доктрина имеет в своей основе неизменную стратегическую установку наступательного ядерного сдерживания, подчеркнул аналитик. Независимо от того, будет ли совершена агрессия против США или нет, они инициативно могут применять ядерное оружие в первом ударе. В обновленной российской военной доктрине такого положения нет. Россия допускает применение ядерного оружия только в случае агрессии против нее: «Российская Федерация оставляет за собой право применить ядерное оружие в ответ на применение против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства».

Владимир Козин отметил, что у российской военной доктрины нет понятия «расширенного ядерного сдерживания», как у США и некоторых стран-членов НАТО.

Понятие «расширенное ядерное сдерживание» как часть глобального наступательного ядерного сдерживания означает рассредоточение ядерного оружия за пределами США и размещение его в странах, у которых нет своих национальных ядерных сил, как например, у Германии, Бельгии, Нидерландов, Италии и Турции. С 1953 года и до сих пор Соединенные Штаты размещают свое тактическое ядерное оружие на территориях четырех европейских стран и в азиатской части Турции. Россия же, напротив, вывела все свое ядерное оружие с территории Украины, Белоруссии и Казахстана к 1994 году.

Россия одновременно обратила внимание на развитие и размещение американских ударно-боевых противоракетных средств у своих границ, а не только радиолокационных станций, замечает аналитик.

По его мнению, нужно создавать свою систему противоракетной обороны морского базирования и развивать средства преодоления американской системы ПРО.

На предпоследнем саммите НАТО в Чикаго в мае 2012 года его члены договорились о том, что ядерное оружие объединяется не только с обычными видами вооружений (что было всегда), но и с противоракетными системами. «То есть натовцы объединили в единый механизм ядерные, обычные и противоракетные вооружения, создав «чикагскую триаду». У нас в военной доктрине такого положения нет, замечает профессор.

Об информационной безопасности

В перечне внутренних военных угроз, обозначенных в новой доктрине, указано информационное воздействие на население, особенно на молодежь. Профессор Козин считает, что надо внимательно отслеживать все информационные потоки, которые идут в Российскую Федерацию и своевременно реагировать на них — основательно и обоснованно, используя всевозможные способы.

О защите интересов в Арктике

Впервые в тексте российской военной доктрины к задачам Вооруженных сил в мирное время добавлено положение об обеспечении национальных интересов в Арктике.

«Мы всегда указывали в военных доктринах все направления, исходя из наших национальных интересов. В последнее время в Арктическом регионе усилилась военная активность стран-членов НАТО, которые регулярно проводят там военные учения с привлечением ВВС и ВМФ. Поэтому очень своевременно и правильно, что этот сюжет нашел свое отражение в обновленной российской военной доктрине. Также нельзя было не учитывать наличие там значительных запасов углеводородного сырья и такой важной транспортной артерии, как Северный морской путь.

Об применении высокоточного оружия

Новая военная доктрина содержит положение о неядерном сдерживании с помощью различных средств. Профессор Козин пояснил, что они не столь разрушительны, как ядерное оружие, но очень эффективны. Это своевременный ответ с учетом развития военной техники. Учитывалось то обстоятельство, что американская сторона переоборудовала четыре атомных подводных ракетоносца класса «Огайо» (на которых раньше размещались межконтинентальные баллистические ракеты) под установку на них крылатых ракет морского базирования — до 154 на каждой субмарине.

Об экономическом кризисе и военном бюджете

Владимир Козин убежден, что некоторые экономические проблемы не скажутся на задачах модернизации российских Вооруженных сил.

Военный бюджет и перспективные программы военного строительства, так же как и программы госзакупок военной техники, не будут и не должны быть подвергнуты сокращению. Этого требуют угрозы национальной безопасности регионального и глобального характера, количество которых постепенно возрастает. В том числе в непосредственной близости от наших рубежей.

Беседовала Дарья Баринова

SMI2.NET

Рассказать друзьям

Неверно введен email
Подписка оформлена