"Military Times": Новая стратегия Пентагона по уничтожению ИГ

13:0420 янв, 2016 1849

Издание "Military Times" провело ряд интервью с высокопоставленными военными в Ираке, чиновниками и экспертами Пентагона. На основании их анализа журналисты описывают изменения американской стратегии по борьбе с террористами. «Защищать Россию» представляет сокращенный перевод статьи.

Ирбиль, Ирак. Здешний американский военный штаб увешан картами с изображением передовой линии войск, которая отделяет курдский анклав на севере Ирака от района, контролируемого ИГ (террористической организацией, запрещенной в России). Всего в 40 милях на запад территория усеяна траншеями, огневыми точками, колючей проволокой и охраняемыми КПП. По описанию одного американского чиновника, выглядит это как европейский пейзаж времен Первой мировой войны.

За предыдущие несколько месяцев Пентагон и Белый дом кардинально изменили стратегию по уничтожению ИГ. В будущем это должно привести к привлечению большего количества американских сил поддержки для содействия дружественным местным формированиям в борьбе с ИГ за возвращение захваченной территории.

Новые планы подразумевают войну с террористической организацией как с обычным противником, с использованием традиционной тактики — такой, например, как маневрирование и война на изнурение.

Эта стратегия заменила подход под названием «Сначала Ирак», применявшийся в прошлом году и широко критиковавшийся за неэффективность, особенно после того, как экстремисты в мае захватили Рамади. Теперь США и союзники намерены сконцентрироваться на укреппунктах и складах насчитывающей около 30 тысяч бойцов группировки на границах Ирака и Сирии одновременно.

Официально администрация Обамы заявляет, что ее стратегия по уничтожению ИГ сильно не изменилась.

Успешность кампании сильно зависит от слаженной работы местных военных формирований — часто с противоположными интересами, — их совместных перемещений и действий по блокированию и захвату двух главных бастионов ИГ: Мосула в Ираке и Ракки в Сирии.

По плану, иракская армия атакует Мосул с юга, а курдские военные подразделения (пешмерга) — с севера и востока. В Сирии американские войска должны поддержать дружественные местные формирования на северо-востоке страны, выступив на юг, в направлении фактической столицы ИГ.

Вторым пунктом идет передвижение иракской армии на запад от Рамади (недавно восстановленной столицы провинции Анбар) вверх по долине Евфрата в направлении сирийской границы.

Важным элементом новой стратегии является отсечение внешней поддержки ИГ путем оказания давления на Турцию с целью закрытия ее границы с Сирией.

Стратегия берет начало с октябрьского назначения армейского «крепкого орешка» — бывшего командующего Первой бронетанковой дивизией генерал-лейтенанта Шона Макфарланда — первым командующим, чьей миссией будет наблюдение за всеми операциями против ИГ, как в Ираке, так и в Сирии. «До этого все высокопоставленные военные были преимущественно из специальных подразделений, — пояснил полковник в отставке Питер Мансур, бывший советник командующих войсками США в Ираке, который теперь преподает в Университете Огайо. — А теперь, учитывая то, что назначен человек с более-менее стандартным прошлым, можно представить, что будет проводиться более стандартная войсковая операция, в противовес тому, на что изначально рассчитывала администрация Обамы».

Тем временем власти Ирака начали накладывать ограничения на количество и состав американских войск в их стране. На трения внутри руководимого шиитами правительства в Багдаде влияет соседний Иран, мешая расширению американской военной миссии в стране.

Ирак на деле оказывается намного более заковыристым, чем мы думали, — заявляет Майкл Найтс, военный эксперт в Вашингтонском институте по изучению ближневосточной политики. — Всегда есть риск нарушить баланс в правительстве страны, если перестараешься… мы уже поняли, что намного проще действовать в условиях, когда в стране нет суверенного правительства (как в Сирии), чем когда оно есть, как в Ираке.

Естественно, в новом плане есть потенциальные слабые места. До сих пор нет четкого представления о том, как выбивать боевиков ИГ из укрепрайонов в Сирии к западу от реки Евфрат, где несколько группировок повстанцев сражаются против президента Башара аль Асада, поддерживаемого российскими войсками, которые разместили авиабазу на средиземноморском побережье. Для США и их союзников присутствие и деятельность России в регионе только усложняет уже запутанную ситуацию.

Как падет Мосул

Перерезав линию обеспечения ИГ, проходящую между Раккой и Мосулом, военные надеются разделить территорию группировки на небольшие зоны, уничтожить которые можно будет путем изоляции и войны на измождение, либо прямой атакой.

Этот план начал приводиться в действие ноябрьским наступлением на Синжар на северо-западе Ирака. Сражение возглавляли пешмерга при поддержке боевых самолетов и советников из США. Их действия, по большому счету, увенчались успехом, однако ИГ до сих пор продолжает перемещать людей и припасы между городами, используя второстепенные дороги.

Изображение: militarytimes.com

«Это не лишило их возможности пополнять запасы», — заявил в декабре бригадный генерал Марк Одом, командующий войсками США в регионе иракского Курдистана. Но второстепенные дороги — не заасфальтированные или находящиеся в крайне плачевном состоянии — малопригодны для передвижения автоцистерн и грузовиков. Одом добавил, что «даже лучшие дороги не годятся для передвижения со скоростью более 35 миль в час (около 60 км/ч), не говоря уж о приросте трафика. Из-за перегруженности и ограничений по скорости эти дороги на юг представляют вполне серьезные проблемы для экономики».

США и их союзники бомбили эти дороги во время авиаударов 25 и 26 декабря, еще больше разрушая пути транзита. Целью этих авиаударов были также и некоторые дороги в районе иракского города Таль-Афар — еще одного бастиона ИГ, расположенного вдоль уже упоминавшейся дороги Мосул-Ракка.

До сих пор неясно, когда начнется наступление на Мосул. Некоторые предполагают, что, возможно, даже не в этом году. Когда оно все же начнется, курды будут главной силой операции. Передовая линия пешмерга в настоящий момент окружает половину города с северного и восточного направлений. Для того, чтобы приободрить их, Картер проводил личную встречу с официальными представителями иракских курдов в Ирбиле и обещал снабдить техникой и вооружением в объеме двух дивизий.

Согласно боевому плану США, пешмерга не могут быть основной ударной силой. Мосул — преимущественно арабский суннитский город, в котором напряженность на этнической почве может способствовать тому, что курдам будет обеспечен плохой прием. Курды просто помогут окружить город, заявляют чиновники.

Сотрудничество с курдами будет также важно для управления гуманитарным кризисом, который угрожает разразиться, когда более чем 700-тысячное население Мосула начнет покидать места боевых действий.

По оценкам специалистов, в Мосуле размещены от 1,5 до 10 тысяч боевиков. Если курды усилят давление на город со стороны севера и востока, ИГ будет вынуждено рассредоточивать свои силы по всему периметру города, оттягивая живую силу с южной части, откуда через долину реки Тигр идет наступление иракской армии. В соответствии с планом, необходимо, чтобы силы иракской армии были многочисленны — более 10 тысяч человек.
Пентагон признает, что иракцам понадобится помощь. «Добраться до Мосула и взять его будет нелегко, и совсем не быстро», — заявил Картер. Когда он в прошлом месяце встречался с иракским президентом Хайдером аль-Абади в Багдаде, то пообещал нарастить объем американской военной помощи ввиду предстоящих операций.

Во время последних боевых действий в Рамади Ирак отклонил подобную поддержку — сигнал о том, что антиамериканская политика Багдада может ограничить возможность действий внутри Ирака. Поэтому США направит больше войск и вертолетов только если от Ирака будет соответствующий запрос.

«Мы готовы это сделать, и правительство Ирака знает, что мы готовы», — заявил Макфарланд.

США также готовы помочь в обеспечении безопасности линии снабжения иракской армии по направлению Мосула. «По мере того, как иракцы продвигаются все дальше и дальше вдоль долины рек Тигр и Евфрат, выдавливая врага из Ирака, обеспечение становится все более трудной задачей», — добавил Макфарланд.

Наконец, иракцам нужно будет закрыть свои привычные границы с Сирией. Для этого силам безопасности потребуется, продвигаясь на запад, зачистить от бойцов ИГ территорию от Рамади до аль-Каима. «Следующим шагом станет зачистка долины реки Евфрат», — заявил полковник армии США Стив Уоррен, пресс-секретарь американских и коалиционных сил, находящийся в Багдаде. «Следующая остановка — Хит. Затем — Хадита».

Как только аль-Каим будет освобожден, доходные нефтепромысловые комплексы ИГ в Сирии окажутся в пределах досягаемости для войск коалиции. Таким образом, у ИГ пропадет еще одна возможность отступления из Ракки.

В случае удачного исхода этой части операции, Фалуджа — печально известное пристанище джихадистов на задворках Багдада — будет изолирована.

Изображение: militarytimes.com

Остановить ИГ в Сирии и закрыть турецкую границу

В декабре войска специального назначения впервые вошли в Сирию и встретились с лидерами дружественных вооруженных формирований. Встреча проводилась для того, чтобы оценить численность и боеспособность этих группировок, а также побеседовать с лидерами о том, как «вписать» их в масштабный боевой план США. Для проведения запланированного захвата Ракки, войска, получающие помощь от США, имеют в распоряжении несколько возможных вариантов действий.

Подразделения милиции двигаются с севера, из района Кобани вдоль Евфрата. В конце декабря они захватили важную плотину, сократив подконтрольную ИГ зону на 70 км от Ракки. Контролируя плотину и мост через нее, они также отрезали важнейшую линию снабжения ИГ от области, которую оно контролирует вокруг Алеппо и Манбиджа. На северо-востоке другие подразделения, получающие поддержку США, проводят наступательные операции в районе Хасака, который находится на сирийской стороне этого жизненно важного транзитного коридора Мосул-Ракка.

«В ближайшие недели вы станете свидетелями ожесточенных сражений в этом районе, так как ИГ понимает, что Шадади является ключевой точкой в их коммуникационных линиях», — заявил полковник ВВС США Пэт Райдер, пресс-секретарь центрального командования США.

Американские официальные лица характеризуют отношения с дружественными войсками как «деловые», подразумевая, что США будут предоставлять оружие, боеприпасы, непосредственную авиационную поддержку и другую помощь, если части так называемых «сирийских отрядов самообороны» будут демонстрировать успех на поле боя. Тем временем авиаудары США продолжают поражать нефтедобывающую инфраструктуру Сирии, которая является важным источником дохода ИГ. Большинство нефтяных месторождений находится в нижней части долины Евфрата на юго-востоке от Ракки, недалеко от границы с Ираком.

Так же, как и в Ираке, США должны принимать в расчет этнические различия при составлении боевого плана для Сирии. Сирийские курды, надежные и эффективные союзники, не являются идеальной силой для вторжения в Ракку — арабский суннитский город. Вот почему США настаивали на создании альянса Сирийских отрядов самообороны, о котором было впервые публично объявлено в октябре.

Американские официальные лица постоянно подчеркивают присутствие в отрядах некурдских формирований, но истинный уровень возможной поддержки со стороны арабов остается неясным.

Ракка является важнейшей точкой в новой кампании не только потому, что это бастион ИГ, но и потому, что географически она находится в центре, и ее захват позволит расколоть территорию, контролируемую группировкой. Здесь же проходит основной путь транспортировки нефти на черные рынки Турции.

Жизненная артерия ИГ для связи с внешним миром идет через прозрачную границу на юге Турции. Убедить турков закрыть эту область — ключевой момент новой стратегии. Неустойчивый союз между Вашингтоном и Анкарой укрепился в июле, когда Турция дала разрешение американским боевым самолетам взлетать с воздушной базы Инджирлик, сделав таким образом прежние убежища ИГ доступными для бомбардировок.

Наиболее важной приграничной зоной является область рядом с городом Мареа, частью контролируемой ИГ территории. Многие эксперты заявляют, что этот регион не является приоритетным для Турции, которая годами негласно поддерживала ИГ в ее борьбе с Асадом.

Турецкое правительство не показало ни намерения, ни возможности бороться с этим, — отметил Кристофер Хармер, аналитик Института изучения войны в Вашингтоне. — Если частью американской стратегии является надежда на то, что Турция внезапно начнет наводить порядок на границе, то это просто нереалистично.

Турки, однако, могут сменить свои приоритеты по мере того, как США вооружает сирийские курдские войска, известные как Отряды народной самообороны (ОНС). Турецкие лидеры десятилетиями воюют со своим курдским меньшинством и не хотят укрепления сирийских курдов. Пока что США соглашаются не помогать операциям сирийских курдов к западу от Евфрата. Но если Турции не удастся закрыть свою часть границы, США могли бы прийти на помощь ОНС и заблокировать ИГ в этой зоне.

Изображение: militarytimes.com

Боевой план США по большому счету не затрагивает бастионов ИГ к западу от Евфрата, включая Алеппо.

Асад и группы, связанные с Аль-Каидой, до сих пор контролируют здесь большие куски территории. Россия также активна в этом районе, и в отсутствие местных союзников у США здесь мало шансов.

Подытожим: любая операция на северо-западе Сирии при поддержке США чревата непредсказуемыми и далеко идущими последствиями.

Что случится после уничтожения ИГ?

Одним из главных вопросов остается время. Американские военные чиновники месяцами говорили о Мосуле и едва упоминали Ракку. Однако в краткосрочной перспективе Ракка может оказаться более достижимой целью. Другим неизвестным фактором является уровень поддержки ИГ местным населением. Многие официальные лица США надеются, что, когда придут войска, внутри городов начнется вооруженное сопротивление, которое поможет ускорить уничтожение группировки.

В этом случае возникает вопрос: а что случится, когда — или если — ИГ будет уничтожено? Кто будет контролировать эти два консервативных суннитских города?

Мосул является пристанищем для многих баасистских офицеров и исламских экстремистов. «Те, кто поднимутся освобождать Мосул, скорее всего будут Аль-Каидой, — сообщил Найт. — Такова реальность. Будет интересно увидеть, кто возьмет город».

Американские ветераны войны в Ираке предупреждают, что за коллапсом государственных институтов ИГ может последовать карательная фаза операции, направленная против повстанческих движений. «Боевые действия примут более привычный характер, но это не исключает необходимости контроля за населением после завершения основной операции, — говорит Мансур. — Соответственно, сухопутным силам не стоит забывать уроки последних 13 лет».

Полный текст статьи доступен на militarytimes.com.

SMI2.NET

Рассказать друзьям

Похожие статьи

Еще
Неверно введен email
Подписка оформлена