Маршал-академик Александр Василевский

16:5230 Sep, 2014 6470

Талантливый генштабист, маршал Василевский был настоящим дирижером фронтов Великой Отечественной. Его каждодневная черновая работа лежит в фундаменте многих блестящих побед советской армии.

Широкое лицо, задумчивый взгляд из-под выразительно изогнутых бровей, высокий лоб академика и над ним — непослушный чуб. Александр Василевский, один из лучших штабистов советской армии, больше похож на ученого или руководителя производства, чем на военного. Тем не менее, он, вместе со своим учителем Борисом Шапошниковым, и был нервом войны, точкой концентрации сведений с фронтов и точкой выработки решений.

Один из лучших высших офицеров-операторов СССР, Василевский не имел громкой славы маршала-победителя, как Жуков, но его реальная роль в войне представляется едва ли не ключевой.

Александр Василевский, 1928 год

Александр Михайлович Василевский родился 30 сентября 1895 года на севере нынешней Ивановской области, в семье регента «единоверческого» храма. (Единоверие — это одно из направлений старообрядчества, действующее в рамках русской православной церкви.) Обучаться начал по духовной линии, пошел в Костромскую духовную семинарию, но серьезной тяги становиться священником в себе не обнаружил.

После начала Первой мировой войны прошел ускоренную подготовку в Алексеевском военном училище, и в сентябре 1915 года в чине прапорщика оказался в действующей армии. В ноябре 1917 года в условиях тотального развала вооруженных сил оставляет полк в Румынии и убывает «в отпуск» на родину, проигнорировав тот факт, что рядовой состав полка самостийно выбрал его командиром.

В этом поступке — весь Василевский, тихий, интеллигентный, но «правильный» служака, не желавший вариться в мутном котле подступающего 1918 года и служить сиюминутным интересам политических авантюристов.

На военную службу Василевский вернулся лишь весной 1919 года — в Красную Армию. Причем он, царский штабс-капитан, начал с сержантской, по сути, должности помощника командира взвода. Но опыт давал о себе знать: к концу 1920 года Василевский уже командир полка… а потом застревает в этой должности на долгие десять лет, меняя полки.

Тут в судьбе будущего маршала Победы наступил долгожданный скачок. По итогам осенних маневров 1930 года Владимир Триандафиллов, один из крупнейших теоретиков оперативного искусства РККА (автор так называемой «глубокой операции» — основной оперативной доктрины советской армии вплоть до войны), заприметил толкового комполка и рекомендовал продвинуть его по штабной линии. Так Василевский попал в систему управления боевой подготовки РККА, где сосредоточился на анализе и обобщении опыта войск.

Потом академия, после которой полковник Василевский переходит на работу в Генштаб. С 1939 года он занимает должность заместителя начальника оперативного управления Генштаба.

Если, по выражению того же маршала Бориса Шапошникова, Генштаб — это мозг армии, то оперативное управление — это мозг Генштаба, место, где планируются и просчитываются варианты ведения боевых действий.

Василевский за работой

29 июля 1941 года начальником Генерального штаба РККА вновь был назначен Шапошников, вместо ушедшего с этой должности с немалым скандалом порывистого Георгия Жукова, которому было не по себе в штабных стенах и все время хотелось вырваться на передовую к войскам. 1 августа 1941 года Александр Василевский становится первым заместителем начальника Генштаба и руководителем Оперативного управления.

Запускается один из самых плодотворных тандемов в военном управлении, усиленный подчеркнутым вниманием Сталина.

Полковник царской армии Шапошников был единственным военным, к которому Сталин обращался по имени-отчеству, и который вне зависимости от занимаемой должности был личным консультантом вождя по военным вопросам, пользуясь безграничным доверием.

Но Шапошникову уже 60, он болен, и непомерная нагрузка первых месяцев войны рушит его здоровье еще сильнее. Василевский все чаще оказывается главным «на хозяйстве». Наконец, в мае 1942 года, во время тяжелейшего разгрома на южном фасе и катастрофы Крымского фронта, Шапошников уходит в отставку. Его место во главе Генштаба занимает Александр Василевский, причем в должность он официально вступает только 26 июня 1942 года — мотается по фронтам, от севера до юга.

К этому моменту генерал-майор Василевский уже дорос до генерал-полковника. И получил на руки сразу весь набор: падение Севастополя, окружение под Харьковом, прорыв к Сталинграду, котел 2-й ударной армии под Мясным Бором. Но — вытянул. В феврале 1943 года, после Сталинграда, он станет маршалом, поставив своего рода рекорд — в звании генерала армии он пробыл меньше месяца.

Скромный начальник «мозга армии» отлично делал плохо видимую со стороны, но огромную работу дирижера того гигантского оркестра, которым была действующая армия.

В феврале 1945 года Василевский в очередной раз просит освободить его от должности, дав возможность поработать в войсках. Мотивировалось это тем, что Василевский все время проводил в действующей армии, координируя наступления фронтов. Сталин колеблется, не желая отпускать привычного ему специалиста, однако именно в эти дни приходит известие о гибели командующего 3-м Белорусским фронтом Ивана Черняховского, и вождь дает согласие. Оставив на Генштабе еще одного талантливого оператора — Алексея Антонова — Василевский берет под свою руку 3-й Белорусский фронт, впервые за всю войну получив возможность непосредственно поруководить оперативно-стратегическим объединением войск.

А.М.Василевский и маршал авиации Ф.Я.Фалалеев в ходе Восточнопрусской операции, 1944 год
А.М.Василевский и маршал авиации Ф.Я.Фалалеев в ходе Восточнопрусской операции, 1944 год

После разгрома Германии Василевский получил работу в самый раз для хорошего оператора: спланировать и провести операцию против японской Квантунской армии в Маньчжурии. Собственно, эскизное планирование он запустил еще в конце 1944 года, когда Сталин сообщил ему о том, что такая операция более чем возможна, и что именно его, Василевского, видят в роли командующего.

Хозяин советского Генштаба развернулся по полной программе.

Поход «через Гоби и Хинган», получивший у западных историков прозвище «Августовская буря», до сих пор изучается в военных академиях мира как пример потрясающе точно выстроенной логистики.

Войска (а это свыше 400 тысяч человек, более 7000 орудий и 2100 танков) перебрасывались с запада на довольно бедный коммуникациями театр и разворачивались длительными маршами на своих колесах и гусеницах, делая в пике по 80−90 км в сутки без крупных задержек за счет продуманной системы ремонта и снабжения.

После войны Василевский возвращается в Генштаб, потом возглавляет военное министерство. Перед ним военным министром был Николай Булганин, который, хоть и носил маршальские погоны, но был партийным функционером, а не военачальником. До того наркомат обороны возглавлял лично Сталин. Вождь с подозрением относился к «маршалам Победы», и тот факт, что именно Василевский получил министерство, говорил о многом.

Сталин явно видел в Василевском замену скончавшемуся в 1945 году Борису Шапошникову на посту условного «военного консультанта вождя номер 1». Мотивы Сталина по обычаям той эпохи оставались за кадром. С одной стороны, перед ним был такой же семинарист, как и он сам. С другой — безусловный первый ученик уважаемого Шапошникова, доказавший умение самостоятельно работать на высшем уровне.

Сам Василевский, человек скромный и совершенно не тщеславный, написал в мемуарах нетипичную для себя фразу: «Я, признаться, всегда испытывал чувство гордости, когда И.В.Сталин, рассматривая тот или иной вопрос, говорил обо мне: «А ну, послушаем, что скажет нам шапошниковская школа!».

Так или иначе, но карьера Василевского шла вверх при Сталине, и полностью разрушилась после его смерти. Буквально в первые же дни — шаг назад: министром обороны опять стал Булганин. У Василевского не сложились отношения с Никитой Хрущевым. Тот требовал от военных явно откреститься от Сталина, Василевский же, как и многие другие (например, Константин Рокоссовский), такого себе позволить не мог.

Человек, который из живших на тот момент военачальников, наверное, чаще и больше других общался со Сталиным во время Великой Отечественной, попросту не захотел фиглярствовать, утверждая, что вождь планировал военные операции чуть ли не по пачке «Беломорканала».

Это при том, что роль Сталина в истории страны Василевский оценивал неоднозначно, в частности, критиковал репрессии в отношении комсостава, шедшие с 1937 года, называя их одной из возможных причин слабости РККА в первые годы войны.

Результат не замедлил сказаться: Василевский становится заместителем министра обороны «по военной науке», а годом позже, в декабре 1957 года, выходит в отставку. Чуть позже будет назначен в «райскую группу» генеральных инспекторов минобороны СССР. В 1973 году выпустил довольно насыщенную книгу мемуаров «Дело всей жизни», где суховато, но подробно рассказал о своей работе на войне. При этом до конца жизни отказывался от написания дополнительных биографий и съемок фильмов о себе, мотивируя это тем, что все нужное уже сказал в книге. Скончался в декабре 1977 года.

SMI2.NET

Рассказать друзьям

Неверно введен email
Подписка оформлена