Крепость Рущук: репетиция сожжения Москвы

07:1104 июля, 2014 4362

Летом-осенью 1811 года на Дунае состоялась одна из самых занимательных военных кампаний Кутузова, начавшаяся победой при Рущуке 4 июля…

К тому моменту Россия вела вялую периферийную войну с турками уже пятый год. Наполеон подстрекал османский престол вести эту войну и далее, справедливо полагая, что так он сможет сковать значительные силы русских на юге, где они будут не в состоянии сыграть против него.

Тем не менее, «гроза 12-го года» была уже близка, и Александр I начал оттягивать войска на западное направление.

Дунайская армия была значительно ослаблена численно, однако в марте 1811 года получила качественно иное усиление — командовать ею был назначен генерал от инфантерии Михаил Кутузов.

Вся армия Кутузова в регионе насчитывала немногим боле 45 тысяч, против него действовал визирь Ахмет-паша с по меньшей мере 70 тысячами. Полагая соотношение сил комфортным, турки перешли к активным действиям.

Кутузов решил держать активную оборону на Дунае, опираясь на правобережную крепость Рущук (ныне город Русе в северной Болгарии).

Сражение началось 4 июля (22 июня по старому стилю) в семь утра. Кутузов имел в Рущуке и перед ним 15 тысяч человек при 114 орудиях. В самой крепости оставалось только шесть пехотных батальонов, все остальное он выдвинул к югу, навстречу туркам.

Позиция была неудобная — позади большая река, маневрировать сложно. Против него выдвигалась 60-тысячная турецкая армия Ахмет-паши при 78 орудиях. Соотношение сил 4:1 — из тех, при котором успех наступления считается чуть ли не автоматическим.

Турки решили схитрить: они под ураганным огнем сосредоточенной артиллерии сымитировали атаку правого фланга российского войска, а сами бросили около 10 тысяч всадников на левый фланг, имея задачей опрокинуть его и разорвать связь Кутузова с гарнизоном Рущука.

Атака частично удалась: фланг дрогнул, но устоял. Однако турки, пользуясь преимуществом в маневренности, понеслись к северу — на Рущук. Здесь сыграл гарнизон, устроивший отчаянную вылазку и отбросивший турок. К этому времени генерал Воинов, командовавший третьей линией русских, развернул конницу и отбросил турок назад, к исходным позициям.

Ахмет-паша, видя неудачу, принял решение отойти, решив, что русские, в силу малочисленности и усталости, не последуют за ним. Но именно это и произошло! Каре русской пехоты двинулись вслед за турками, атакуя их, и дошли до самого турецкого лагеря, громя по частям зазевавшиеся подразделения. Отступление перешло в бегство: на поле боя и в лагере турки бросили 13 знамен. Кавалерия преследовала отступающих еще 10 верст.

Итог сражения был совершенно фантастичен: не более 500 убитых и раненых в русской армии против 4−5 тысяч убитых и раненых турок — десятикратная разница, а сколько она стоит, если вспомнить исходное соотношение сил, решайте сами.

Дальше Кутузов, трезво оценив соотношение сил, проделал тот же фокус, который через год потом поможет ему в кампании против Наполеона, только меньшего масштаба. Вместо того, чтобы разворачивать преследование и навязывать новое генеральное сражение, Михаил Илларионович ушел на левый берег Дуная, приказав… взорвать укрепления столь искусно обороняемой им крепости Рущук.

Видя такое дело, турки приободрились и развернулись. Они заняли руины Рущука и начали переправляться на левый берег реки. Кутузов не препятствовал им, накапливая силы, идущие к нему из Молдавии. Но у него по-прежнему не было никакого превосходства: 25 тысяч солдат против 70-тысячной армии визиря, развернутой по обоим берегам Дуная. Турки несколько раз вяло атаковали русских, однако успеха не имели. Наклевывался стратегический пат.

В конце сентября 1811 года русские внезапным налетом уничтожили почти всю речную флотилию турок на Дунае, резко затруднив маневр силами между берегами. 1 октября отряды русских высадились на правый берег и обратили тамошнюю турецкую группировку в бегство, после чего, выставив свою артиллерию, принялись громить основной лагерь.

Блокада произвела ужасающее опустошение в рядах турок.

К исходу кампании в окружении оставалось в живых лишь немногим более 12 тысяч солдат, остальные были перебиты или умерли от голода и болезней.

23 ноября Ахмет-паша капитулировал, хотя условия этой капитуляции по политическим соображениям были весьма вольные: турки считались не пленными, а «гостями», их оружие и артиллерия брались «на сохранение» до заключения мира.

SMI2.NET

Рассказать друзьям

Неверно введен email
Подписка оформлена