Кладбище над обрывом в небо

09:1015 Aug, 2014 5220

В крымской Каче, что севернее Севстополя, на самом берегу, где высокий степной берег отвесной стеной обрывается вниз, в Черное море, установлен памятный знак. Это место там принято называть «кладбищем летчиков».

На этом обрыве действительно хоронили погибших пилотов. Ведь Кача, по сути, колыбель русской авиации: аэродром и летная школа здесь появились еще в 1910 году.

«Кладбище летчиков» в Каче. Фото: Светлана Бородина/Защищать Россию

Например, один из первых русских летчиков — штабс-капитан Дмитрий Георгиевич Андреади, автор сразу нескольких рекордов в истории российского воздушного флота.

В августе 1911 года он поставил рекорд по продолжительности нахождения в воздухе (2 часа 35 минут), а в 1912 году совершил с промежуточными посадками перелет по маршруту Севастополь-Херсон-Одесса-Кременчуг-Полтава-Харьков-Москва-Санкт-Петербург общей дальностью около 3200 км.

Андреади разбился 20 марта 1914 года в Каче, выполняя тренировочный полет.

Знаменитый летчик Петр Нестеров (автор фигуры «петля Нестерова», также известной как «мертвая петля») так вспоминал об этом случае: «Взлетел, сделал большой крен на малой высоте, не смог его выровнять, зацепил крылом землю и убился».

Андреади был похоронен на Михайловском кладбище на северной стороне Севастополя.

Аркадий Никифорович Екатов стал военным летчиком восемнадцати лет отроду, и еще над полями Первой мировой добился воздушной победы над врагом, за что был награжден Георгиевским крестом. После 1917 года принял советскую власть, участвовал в Гражданской войне.

«Кладбище летчиков» в Каче. Фото: Светлана Бородина/Защищать Россию

С 1920 года и до самой смерти — летчик-испытатель авиазавода № 1 (ныне головной завод РСК «МиГ»). Екатов поднимал в воздух и обкатывал советские боевые машины: Р-1, Р-2, Р-5, И-15, И-16, И-153.

С 1940 года испытывал истребитель И-200 (МиГ-1). 13 марта 1941 года погиб в Каче во время испытаний истребителя МиГ-3 на дальность: разрушился мотор самолета. Однако похоронен Екатов в Москве, на Новодевичьем кладбище.

Упомянутый на доске «летчик Паэль» — по-видимому, инструктор качинской школы Альберт Поэль, эстонец по происхождению, так и не ставший мужем первой советской военной летчицы Зинаиды Петровны Кокориной.

По ее воспоминаниям, в один из четвергов 1923 года (1927 год на доске, возможно, ошибочен) он не вывел самолет из штопора. Их свадьба должна была состояться через два дня. Похоронен Поэль в Севастополе.

К сожалению, мы ничего не можем сказать о других людях с этого знака — В.Е.Березанском, Е.И.Белове и особенно технике Ефанове, поступок которого, уложившийся в одну-единственную фразу, понятен любому, кто долго возился с машинами, вложив в них частицу себя.

SMI2.NET

Рассказать друзьям

Неверно введен email
Подписка оформлена