Кругом оборона: как устроена севастопольская панорама

10:4025 марта, 2016 9026
Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

В Севастополе почти все героическое, и музеи — не исключение. А началось все с Крымской войны 1853–1856 годов. «Защищать Россию» приглашает своих читателей внимательно и детально посмотреть на панораму обороны города, которая и сама не избежала героической судьбы.

Музей-панорама «Оборона Севастополя 1854—1855 гг.» — самый масштабный памятник, посвященный первой обороне города. А сама картина, рассказывающая о героизме и стойкости защитников Севастополя в период Крымской войны, — одна из крупнейших среди 60-ти панорам мира.

Размеры полотна действительно впечатляют: длина по окружности — 115 м, высота — 14 м. Панорама дополнена предметным планом, площадь которого около 1000 кв. м. Для сравнения: панорама «Бородинская битва», также созданная Францем Рубо, имеет те же 115 м в длину и всего на один метр больше в высоту.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

На первом этаже музейного здания расположена экспозиция, рассказывающая о событиях обороны Севастополя 1854 -1855 годов. Здесь представлены портреты, личные вещи, оружие и награды участников обороны: генералов и адмиралов, офицеров и рядовых. Вторая часть выставки посвящена созданию и воссозданию севастопольской панорамы.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

С началом военных действий на Крымском полуострове знакомят посетителей музея экспонаты первой витрины. Флажками на карте обозначены государства, участвовавшие в войне.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

Летом 1854 года соединенная англо-франко-турецкая эскадра направилась к берегам Крыма. На литографиях итальянского художника Карло Боссоли можно увидеть Севастополь таким, каким он был перед началом этой войны — ровные прямые улицы, бухта и береговые батареи.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

13 береговых батарей делали Севастополь городом-крепостью. Именно благодаря им высадка десанта вблизи города была невозможна. Вражеские войска высадились недалеко от Евпатории, откуда и двинулись в сторону Севастополя. Под началом светлейшего князя Александра Меншикова 8 сентября 1854 года состоялось первое крупное сражение Крымской войны — Альминское. На литографии Симпсона видно, как наступают вражеские колонны, а русские на возвышенности отражают их атаки.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

Русские героически сражались около пяти часов, но, понеся большие потери, отошли. Численное превосходство противника, нарезные ружья британской пехоты и плохо выбранные русским командованием позиции сыграли на руку противнику. Хотя, стоит отметить, что враг тоже понес большие потери, и один из английских военачальников даже воскликнул по этому поводу: «Еще одна такая победа и у Англии будет две победы, но не останется ни единого солдата!»

Противник продолжил наступление на Севастополь. Там уже оборона города легла на плечи доблестных адмиралов Черноморского флота. О них рассказывает отдельная витрина музея. В ней же находится портрет вице-адмирала Владимира Алексеевича Корнилова, который был начальником штаба Черноморского флота.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

Именно по его приказу срочно сооружались оборонительные укрепления Севастополя — в скальном грунте ежедневно до 4000 человек строили бастионы и батареи. Вскоре именно на эти укрепления были поставлены орудия, снятые с затопленных кораблей. На акварели художника Шевченко видно, как один из фрегатов уходит под воду.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

15 парусных кораблей перегородили рейд — это была вынужденная мера. Но именно благодаря ей вражеские попытки одновременной атаки с суши и моря были сорваны. Все орудия с кораблей были сняты и использовались, как мы уже упоминали, на оборонительных сооружениях. Экипажи затопленных кораблей также пополнили ряды защитников Севастополя.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

Отдельная витрина — комплекс экспонатов, посвященных вице-адмиралу Павлу Степановичу Нахимову: портрет, выполненный неизвестным художником, образец последней награды адмирала — крест Ордена Белого орла на ленте, зрительная труба Нахимова и формулярный список, из которого мы узнаем, что за заслуги в обороне города высочайшим приказом по флоту Павел Степанович был произведен в полные адмиралы.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

На фото — план оборонительных сооружений Севастополя, утвержденный за 20 лет (!), до начала Крымской войны. Но, как часто у нас бывает, к началу обороны сделано не было практически ничего.

Какие-то укрепления все-таки имелись. Достаточно много оборонительных сооружений было на Северной стороне города. Узнав, что эта сторона хорошо укреплена, англо-французские войска обошли бухту со стороны Инкермана и заняли позиции в Балаклаве и Казачьей бухте, начав строить осадную линию. Для защиты Южной стороны города нужно было строить укрепления — бастионы. Всего было сооружено восемь бастионов, общая длина оборонительной линии составила семь километров. Ее разделили на четыре дистанции, каждую из которых возглавил адмирал Черноморского флота.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

В отдельной витрине — рабочая форма нижнего чина Российского императорского флота. А следом за ней — Знак Отличия Военного ордена (святого Георгия Победоносца), награда низших чинов. Позднее, в 1913 году ее стали официально называть «Георгиевский крест». За Крымскую войну такую награду получили более 24000 рядовых, матросов, солдат, унтер-офицеров.

На следующем стенде можно увидеть две цветные литографии известного художника-мариниста Боголюбова, которые изображают важнейшие морские сражения начала Крымской войны — Синопскоий бой, положивший конец парусному флоту, и трехчасовой бой пароходов-фрегатов. Оба сражения выиграли русские моряки. Здесь же, за стеклом, модели кораблей победителей — парохода-фрегата «Владимир» и линейного корабля «Императрица Мария».

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

Войну не случайно называют двигателем прогресса. Новаторами в своем деле стали и военные инженеры Севастополя. Об этом рассказывают экспонаты следующей витрины. Здесь же — портрет генерал-адъютанта графа Эдуарда Ивановича Тотлебена, начальника инженерной службы города. Именно он впервые в истории применил на практике строительство с учетом холмисто-рельефной местности. Помимо этого, он так наладил систему разведки, что защитники города могли вовремя определить ведущиеся подземные работы противника. Так началась подземно-минная война, которой в музее посвящена отдельная диорама. Бойцы рыли навстречу врагу, в два яруса — на высоте 5–6 метров и 11–12 метров. Условия были ужасными: работали в три смены по восемь часов подручными инструментами, ползти приходилось на четвереньках, в темноте, воздуха не хватало.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

Еще одним приемом, широко использовавшимся защитниками Севастополя, были вылазки — ночные внезапные нападения осажденных на осаждающих. Следивший за ходом войны Фридрих Энгельс говорил: «пока вылазкам не будет положен конец, всякая мысль о штурме Севастополя является абсурдной». Иллюстрацией этому служит гравюра, где изображена горстка смелых бойцов, совершающих вылазку в тыл противника.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

Главной целью вылазок было оттянуть начало штурма города. С этой же целью у стен Севастополя англо-французскому контингенту были навязаны три полевых сражения — Балаклавское, Инкерманское и Чернореченское. В музее представлены литографии известных иностранных художников, изображающие эти схватки. Наиболее удачным для русских стало Балаклавское сражение, в ходе которого британская армия попала под перекрестный огонь донских батарей. Отряд был уничтожен на две трети, и британская пресса назвала этот день «непревзойденным в истории бедствием». По сей день в английских школах на уроках истории изучают ход этого сражения, а на уроках литературы читают поэму Теннисона «Атака легкой бригады». Саму же Балаклавскую долину британцы называют «долиной смерти».

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

Успех этого сражения русским повторить не удалось. В битве при Инкермане их ждал разгром. Да и Чернореченское сражение 4 августа 1855 года было проиграно. К слову, в нем принимал участие Лев Толстой. Именно об этой битве он написал: «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним — ходить».

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

Отдельная часть экспозиции музея рассказывает о сестрах милосердия. На литографии изображены сестры Крестовоздвиженской общины, которая была основана на личные средства и по указу великой княгини Елены Павловны Романовой. Женщины шли в общину по собственной инициативе — единственным условием было отсутствие у них родных. Перед отправлением на фронт сестры милосердия обучались медицине в Петербурге.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

Руководил работой этих медсестер Николай Иванович Пирогов, прославленный хирург. На одном из стендов музея можно увидеть сохранившиеся с тех времен медицинские инструменты. Современные врачи поражаются, как можно было такими инструментами творить чудеса, как это делал Пирогов и другие военные медики.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

Севастополь защищали все жители! Сражаться с врагом вышли и дети, и женщины, и врачи, и священники. Один из примеров — медаль и свидетельство о награждении матросской жены Анны Федоровой, которая еще до того, как в город прибыли сестры милосердия, вышла на бастион. В минуты затишья она шила мешочки для пороха, а когда шел бой — перевязывала раненых.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

Именно единение позволило отразить первый штурм города. К слову, французы и англичане решили назначить его на 6 июня, ведь именно в этот день за 40 лет до этого вблизи небольшой деревушки Ватерлоо состоялось известное сражение. Французский император Наполеон III решил разыграть «тот же бой в иной редакции» — с союзниками и другим исходом. Но и на этот раз победить противнику не удалось.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

Следующая попытка взять Севастополь штурмом была предпринята 27 августа 1855 года. В тот день все укрепления города выстояли, но падение господствующей высоты — Малахова кургана — предрешило исход штурма. Дальнейшая защита укреплений была уже невозможна.

Взорвав бастионы и батареи, заминировав пороховые погреба, остатки гарнизона перешли с южной на северную сторону Севастополя по заранее подготовленному наплавному мосту. А прикрывала отход войск легкая батарея, в числе бойцов которой был Лев Николаевич Толстой. Ему в тот день исполнилось 27 лет.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

На этом активные боевые действия на Крымском полуострове закончились. Таким увидел Севастополь фотограф английской армии Джеймс Робертсон: руины после 349 дней обороны.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

Театрами войны стали Азов и Кавказ. Но вскоре бои сошли на нет, и начались переговоры о мире. 13 февраля 1856 года начался Парижский конгресс, а уже 18 марта был подписан мирный договор. Хотя Россия и признала поражение в Крымской войне, условия договора оказались гораздо мягче, чем могли быть. Самым тяжелым было требование демилитаризации Черного моря. Но стоит отметить, что России не нужно было ни платить контрибуций, ни делать территориальные уступки. Наше государство вышло из войны, не потеряв ни единого метра своих земель.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

К 50-летней годовщине обороны установили многочисленные памятники, были написаны картины и литературные произведения. Да и позже, уже в 20 веке, многие обращались к этой теме. На фото: картина В. И. Гранди «Лев Толстой на 4-м бастионе».

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

В музее «Оборона Севастополя 1854—1855 гг.» есть еще один портрет кисти Гранди — портрет автора панорамы Ф.А.Рубо.

Франц Рубо родился в Одессе в год окончания Крымской войны. Француз по национальности, проживший всю сознательную жизнь в Мюнхене, Рубо посвятил все свое творчество русской военной истории. Известность художнику, написавшему более 900 картин, несомненно, принесли панорамы. Одна из них — севастопольская — посвященная штурму Малахова кургана 6 июня.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

Над панорамой Севастополя Рубо начал работать в 1901 году. Это был правительственный заказ к 50-летию обороны города. Для большей достоверности художник изучил местность Малахова кургана, широко использовал фотографию, но писать саму картину уехал в Мюнхен — там у него был для этого специальный павильон.

В это же время в Севастополе, на Историческом бульваре, для панорамы строилось здание. Когда и помещение, и картина были готовы, полотно привезли в Севастополь на двух сцепленных платформах, намотанным на вал метрового диаметра. 14 мая 1905 года панорама «Штурм 6 июня 1855 г.» была открыта для обозрения. Дата была выбрана не случайно — это был день девятой годовщины коронования императора Николая II и императрицы Александры Федоровны.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

В годы Великой Отечественной войны панорама разделила судьбу Севастополя. Во время одного из немецких авианалетов купол был разрушен и, чтобы спасти картину, матросы, пожарные, жители города кинулись в горящее здание. Полотно резали ножами, штыками, рубили топорами — другого выхода не было. Спасенные фрагменты наскоро сворачивали в рулоны.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

Фрагменты удалось вывезти на лидере эсминцев «Ташкент» — последнем надводном корабле, покидавшем Севастополь, — в Новороссийск, а дальше по железной дороге в глубокий тыл — Новосибирск.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

Всего удалось спасти 86 фрагментов — две трети картины. Красочный слой на них был оборван, имелись следы от попавших снарядов, заломы. Произведение искусства обследовала авторитетная комиссия художников и пришла к выводу, что восстановить полотно не удастся. На фото — подлинный фрагмент картины Рубо.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

В первом послевоенном пятилетнем плане восстановления народного хозяйства воссоздание панорамы стояло отдельным пунктом. Было решено переписать картину на новый холст, сохранив авторский сюжет и композицию.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

Завершающий раздел экспозиции музея рассказывает, как реконструировалось знаменитое полотно.

Академики живописи Василий Яковлев и Павел Соколов-Скаля возглавили коллектив из 19 московских художников, воссоздававших панораму с 1951 по 1954 годы. Здание панорамы также было восстановлено и реконструировано с применением современного оборудования. 16 октября 1954 года — к 100-летнему юбилею героической обороны — панорама была вновь открыта под новым названием: «Оборона Севастополя 1854–1855 гг.».

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

Поменялась и суть картины: вместо поэмы о тяжелых испытаниях полотно стало песнью о героических подвигах. Картина пополнилась жанровыми сценами и героями. Так, например, работу Рубо дополнили портретами юного барабанщика и матроса Кошки. В этом есть определенная историческая справедливость, ведь многих героев обороны не было на Малаховом кургане 6 июня 1855 года. Но это не уменьшает их заслуг, поэтому было решено вписать в картину и других защитников Севастополя.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

Главный экспонат музея — живописное полотно — расположен наверху, над экспозиционным залом. Винтовая лестница ведет на смотровую площадку.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

По замыслу Франца Рубо, смотровая площадка — вершина Малахова кургана, откуда посетитель, двигаясь по кругу, обозревает события, происходящие ранним утром 6 июня 1855 года.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

Панорамная форма картины позволяет показать поле боя на несколько десятков километров вдаль. Зритель может одновременно увидеть множество военных эпизодов с огромным количеством участников — на полотне изображено более 4000 фигур.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

Очень точно передает обстановку на бастионе Малахова кургана расположенный перед картиной предметный план. На площади около тысячи квадратных метров выстроены бутафорские оборонительные сооружения, орудия, ядра и подлинные предметы военной атрибутики. Переход от предметного плана к живописному полотну почти незаметен, благодаря чему посетители смотровой площадки могут почувствовать себя не просто наблюдателями, а участниками происходящего.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

Сотрудники музея рассказали, что на данный момент требуется реставрация и полотна, и предметного плана, а главное, купола. Самая сложная и важная работа, которую необходимо провести — замена зонт-рефлектора, который дает такой необходимый панораме рассеянный свет. По словам директора музея Александра Рудометова, уже выделены федеральные средства на ремонтные работы, и в ближайшее время начнется восстановление панорамы — в первую очередь светового кольца купола. Последний раз реставрация холста и предметного плана делалась к 100-летию музея, в 2005 году. Правда, не за счет федерального бюджета, а из личных сбережений музея и его сотрудников.

Фото: Татьяна Миронюк/Защищать Россию

«Защищать Россию» выражает благодарность директору Национального музея героической обороны и освобождения Севастополя Александру Александровичу Рудометову и сотрудникам панорамы «Оборона Севастополя 1854—1855 гг.» Валентине Борисовне Буткене и Зое Мефодиевне Дудниковой.

SMI2.NET

Рассказать друзьям

Неверно введен email
Подписка оформлена