Елена Цунаева: «Мы все время на войне»

12:0123 Oct, 2015 8736
Пресс-служба «Поискового движения России»

Мы познакомились с Еленой Цунаевой на холодном, ветреном острове Шумшу в Тихом океане. К этому моменту руководитель «Поискового движения России» работала в суровом курильском климате уже месяц. Вернувшись на материк, Елена Моисеевна рассказала нам о том, каково это — перелопачивать горы земли и щебня, чтобы найти мертвых и принести радость живым.

Я не устаю повторять, что я счастливый человек, с точки зрения учителей, встречающихся на моем пути. Я из Волгограда. Сами понимаете, что для нас значит тема войны. К тому же я жила в том районе, где в свое время шли активные боевые действия. В моей школе была поисковая группа «Верность». Была и есть. 20 ноября мы будем отмечать 35-летие ее существования. Мне очень повезло, что нашелся педагог — Тамара Александровна Орешкина — который сначала привлек меня к участию в конкурсе, а после заинтересовал так, что я осталась в поисковой группе. Это помогло мне определиться и с выбором профессии — я поступила на исторический факультет.

Изначально это была именно школьная история. Мы в то время не участвовали в поисковых работах, а работали с картотеками или ходили, например, по местам боев. Первый медальон группа нашла как раз во время такого похода — в Суровикинском районе Волгоградской области.

Мы нашли сестер погибшего, и это настолько всех, кто участвовал в походе, потрясло!

Тем более, что там была нестандартная записка — не только заполненные по форме данные, а что-то вроде «я погибаю в этом кровавом побоище».

Эмоции от находки были очень сильные. Мы в своей работе все время сталкиваемся со смертью, мы все время на войне. И вот иногда у нас появляется возможность принести радость живому человеку.

Когда находишь бойца, имя, передаешь это все семье, то это действительно ни с чем не сравнимая радость.

Елена Цунаева: «Мы все время на войне»
Фото: Константин Кочетков/Защищать Россию

Очень важным в школьные годы для нас было общение с ветеранами. Они же помогли нам создать музей. Сейчас для молодых людей это звучит странно, ведь современные ребята видят уже очень пожилых людей и порой им трудно разглядеть за этими бабушками и дедушками тех молодых героев, которые отстояли страну. В 1980-е годы эти люди были еще бодры и готовы к общению. Знакомство с ними дало большой толчок нашей группе, помогло определиться с направлением деятельности.

Мы активно работали с военкоматами по запросам родственников, которые просили уточнить, где похоронен их близкий человек, есть ли вообще его захоронение. Интернета ведь не было, и это можно было узнать только в архивах.

Первый раз в экспедицию мы поехали в 1989 году, в Новгородскую область. Это был большой лагерь на тысячу человек, и мы там нашли много новых друзей. К слову, эти же ребята «открыли нам глаза», когда сказали, «а вы думаете у вас в Волгограде нет незахороненных?» И это подтолкнуло нас искать у себя отряды, которые тоже занимались поиском. Так в 1992 году мы пришли к созданию общественной организации. Она начиналась с трех отрядов, теперь их порядка 30.

На самом деле, находок не так много. Особенно, если сравнивать с горами песка и камней, которые мы перерываем.

Это так тяжело дается, что каждый раз, найдя что-то, ты искренне радуешься. Наверное поэтому у нас нет привыкания.

Елена Цунаева: «Мы все время на войне»
Пресс-служба «Поискового движения России»

Мы общаемся между собой, и многие говорят, что иногда медальон или останки, переданные семье, способны изменить людей, укрепить семью. Люди начинают думать о своих корнях, о том, что у них в роду были герои — это меняет их жизненные устои. Нам важно видеть реакцию людей, какой-то отклик. Хотя, к сожалению, сталкиваемся и с безразличием.

Все ругают интернет, но именно он и соцсети дают возможность в считаные дни найти кого-то.

Нам очень помогает министерство обороны. Благодаря созданным им сайтам с данными и списками поиск стал значительно проще и быстрее. Мы потому и движемся вперед, что очень активно пользуемся новыми технологиями.

Проблемы, с которыми мы сталкиваемся, я бы разделила на два направления: связанные с человеческими слабостями и социально-экономические.

У нас общественная организация, и по закону государство не имеет права вмешиваться в нашу деятельность. Поэтому прямого бюджетного финансирования нашей работы быть не может. Средства на проведение экспедиций можно получить либо в виде субсидий, либо подав заявку на конкурс грантов. А это дополнительная бумажная работа. И к этому далеко не все поисковики готовы. Поэтому по-прежнему многие предпочитают ездить за свои средства, особенно те, кто может себе это позволить.

С развитием поискового движения сознание поисковиков менялось.

Раньше важно было просто найти останки, потому что они были брошены. Теперь необходимо не только найти, но и внести все изменения в картотеки, отметить все детали, координаты, иначе для государства этот человек так и останется без вести пропавшим.

Или же, например, нашли мы медальон, а родственников не нашли. Если мы не внесем всю информацию в базы, то потом, спустя время, если что-то обнаружится, мы не сведем концы с концами. Да, документации много, на это уходит время, но оно того стоит. Человек за нас жизнь отдал, а мы на него полчаса потратить не можем?

Елена Цунаева: «Мы все время на войне»
Фото: Константин Кочетков/Защищать Россию

Раньше у людей часов не было, им не надо было следить за временем. А сегодня мы живем в мире, который день ото дня ускоряется. Нам всем иногда надо замедляться. Это важно для сознания, для понимания самого себя. В моей жизни есть дело, которое дает мне возможность сбавить ритм, остановиться чтобы поблагодарить Бога, мир, родителей за эту жизнь.

Когда ты выезжаешь в экспедиции, у тебя там очень простая жизнь. Конечно, мы следим за временем, но это другое. Там ты сосредоточен на главном и ничто тебя не отвлекает.

К счастью, есть еще такие места, где не работает телефон и интернет. Там ты иначе воспринимаешь жизнь, по-новому чувствуешь ее, понимаешь, что действительно важно, и по-другому уже смотришь на свою семью, когда возвращаешься.

В поездках я спокойно могу питаться простой, однообразной пищей, но иногда хочется шоколада — как правило, кусок шоколадного торта. И кофе. Могу без него, но стараюсь сделать так, чтобы утром у меня была чашечка кофе.

Люди с возрастом меняются. Вот есть у вас любимая книга? В зависимости от того, сколько тебе лет, в какой период жизни ты ее читаешь — она будет разная. Всегда любимая, но другая. Например, вы любите «Войну и мир». В школе вы обращали внимание на линию Наташи Ростовой, на то, как она одета, на ее переживания. Став взрослым, больше интересуетесь боевыми действиями, войной. А еще позже, особенно если вам не безразлично государство, смотрите на эту линию в книге, на историю.

Так же и с поиском. Ты едешь ради одного, но каждый раз отмечаешь для себя что-то новое.

Сейчас у меня появилось больше возможностей ездить в экспедиции. Раньше я могла поехать только в свой отпуск, а теперь выходит 3–4 раза в год. Много поездок связано с организацией работы поискового движения. Я же на данном этапе руководитель, и от меня требуется другая работа. Я, без сомнения, от этого страдаю. Тем более, находятся «злые языки», которые не понимают важность этой работы, считая, что в первую очередь поисковик должен «копать».

А ведь «бумажная» работа тоже важна. Например, впервые в истории поискового движения у нас проводятся совместные экспедиции с министерством обороны, а это немало!

Поисковая деятельность — прекрасная возможность встретить интересных людей, единомышленников. Эти люди учат тебя — кто-то радоваться, кто-то сдерживать эмоции, кто-то поиску учит. Я стараюсь больше учиться, чем учить.

Человек, занимающийся поиском, должен быть собранным, внимательным и психологически настроенным на работу.

Елена Цунаева: «Мы все время на войне»
Пресс-служба «Поискового движения России»

Для меня лучший отдых — лежать на диване, есть что-нибудь вкусненькое. Я люблю поваляться в теплой постели. Это не фетиш, но после экспедиции это особенно приятно. Работать в поисковой экспедиции тяжело физически, поэтому поисковая деятельность — постоянная борьба с собой, а движущая сила — чувство долга. Если у вас есть цель, то вы приложите усилия для ее достижения.

Тут важно помнить, что вам никто ничего не должен, а вот вы — да, должны, в том числе им, погибшим.

Я патриот. Но слово «патриотизм» сегодня очень «затасканное». Я долго пыталась определить для себя значение этого слова, и считаю, что это не просто любовь к Родине, а понимание того, что ты делаешь то, что считаешь по-настоящему важным, и делаешь это хорошо. Что именно ты делаешь — неважно, жизнь сплетена как сеточка, и без одного нет другого.

Общероссийское «Поисковое движение России» создано в апреле 2013 года и является самой крупной организацией, занимающейся полевой и архивной поисковой работой. Движение объединяет более 40 тысяч поисковиков всех возрастов, а его региональные отделения работают в 76 субъектах Федерации.

Участники Движения ведут поисковые работы во всех уголках нашей страны, которые затронула Великая Отечественная война: в Аджимушкайских каменоломнях Керчи, на курильском острове Шумшу, в «Долине Смерти» в Новгородской области и на островах Гогланд и Соммерс в Финском заливе. В 2014 году участниками «Поискового движения России» были подняты останки 12900 советских солдат и офицеров, установлены более 400 имен и судеб защитников Отечества, до сих пор считавшихся пропавшими без вести. Только за весну и первый месяц лета 2015 года были найдены восемь тысяч бойцов, установлены порядка 200 имен.

SMI2.NET

Рассказать друзьям

Неверно введен email
Подписка оформлена