Заложники в Форосе. «Всем было обидно подыхать за Горбачева»

09:5218 авг, 2015 19548

«Защищать Россию» публикует воспоминания очевидца событий августовского путча 1991 года, которые происходили в госрезиденции Михаила Горбачева в Крыму.

Врач-спецфизиолог, капитан медицинской службы Черноморского флота Юрий Воскресенский в августе 1991 года находился в госрезиденции «Форос». Он был там, когда президент СССР Горбачев приехал в Крым отдыхать. Позже он оказался свидетелем и участником событий, которые происходили на даче Михаила Сергеевича во время путча.

Я был на даче «Заря» единственным офицером Военно-морского флота. Круглогодично резиденцию охраняли местные работники КГБ. Они замыкались на 9-й ялтинский отдел. У этих ребят был командир — Саша Кузнецов. Мы познакомились с ним, когда он проходил подготовку в севастопольской школе водолазов, где я был врачом, обеспечивающим их тренировки. Когда понадобился врач на дачу Горбачева, он вспомнил про меня и в школу водолазов поступил запрос из КГБ. Я нужен был для обеспечения водолазных спусков охранного взвода, для осмотра побережья и пляжа. Меня откомандировали в Форос.

Госрезиденция в Форосе
Госрезиденция в Форосе

Я жил в административном корпусе. Там так было: дом президента, гостевой дом и следом четырехэтажное здание, в которое меня и поселили. Мне в „ленинской комнате“ поставили кровать и холодильник. Правда, потом приехали „выездники“ — охрана президента, которая его повсюду сопровождает, — и набились в эту же комнату: кто-то на полу спал, кто-то на столе. Часть этой охраны приезжает заранее, а часть — непосредственно с президентом. Про них хочу отдельно рассказать. Меня больше всего поразило, что им платили такие же копейки, как обычной охране. Кормили плохо. Все за талоны было, а порции такие, что даже мне не хватало, а им тем более, ведь они здоровые мужики были. Выходит, они не за деньги работали, а за идею. 

Я думаю, это и был их патриотизм.

3 августа на заседании Кабинета министров СССР Горбачев заявляет о том, что в стране чрезвычайная ситуация, и надо принимать меры, включая введение чрезвычайного положения. 4 августа Горбачев прибыл в свою резиденцию в Крыму.

С половины пятого утра начиналась работа. Я греб на шлюпке, а ребята с аквалангами — под водой. Горбачев и его семья купались в море и надо было убедиться, что нет бомб. Так пройдем по воде всю территорию пляжа и все — я на базу, а они дальше осматривать, аж за дорогу, в горы. Так и жили.

Горбачев ни с кем не общался, даже с ближним окружением. Какое-то сволочное отношение было.

18 августа. В 16:32 на президентской даче были отключены все виды стационарной связи, в том числе и канал, обеспечивавший управление стратегическими ядерными силами СССР. По другим данным, сохранялась связь в домике охраны Горбачева. По другим данным, связь была отключена только в кабинете дачи Горбачева, но все виды связи работали в административном доме дачи. Кроме того, в резиденции находились президентские автомашины, оснащенные спутниковой связью.

Я думаю, Горбачев мог выйти на связь. Я командиру говорю: а чего мы сидим? Ну блокируют нас, а вон в море стоит пограничный корабль, на котором есть международная связь. Боитесь по морю, так пустите с аквалангом водолаза и пусть он доплывет и по международному каналу на весь мир зачитает обращение Горбачева, о том, что с ним все хорошо, он жив-здоров и может управлять государством.

Всего-то надо было разбить теорию ГКЧП. Но Горбачев этого не сделал.

19 августа. В 01:00 Янаев подписывает документы о формировании Государственного комитета по чрезвычайному положению. Присутствующие члены ГКЧП подписывают Постановление ГКЧП № 1, где говорится о введении «в отдельных местностях СССР» чрезвычайного положения сроком на шесть месяцев с 4 часов по московскому времени 19 августа. В 4 часа утра Севастопольский полк войск КГБ СССР блокирует президентскую дачу в Форосе. В 6 часов утра средства массовой информации СССР объявляют о неспособности Президента СССР выполнять свои функции по состоянию здоровья и о переходе власти к вице-президенту страны Геннадию Янаеву.

Пресс-конференция членов ГКЧП в здании МИД СССР, 19 августа 1991 года
Пресс-конференция членов ГКЧП в здании МИД СССР, 19 августа 1991 года

Началось все с того, что мы встали утром и по телевизору увидели «Лебединое озеро».

Никто ничего не понимал: радио не разговаривает, телефон не работает. Думали, что ретранслятор поломался. А у «выездников» были маленькие приемники и они «словили», что ГКЧП и что Горбачева блокируют. Горбачев хромал немного (от ред.: по некоторым данным, Горбачев отказывался ехать в Москву, ссылаясь на сильные проблемы с ногой), но о недееспособности речи не было. Гулял нормально у нас под окнами.

Мы долго еще ничего не понимали. Потом, когда поступила информация, что с берега дачу блокирует полк КГБ, а с моря — Черноморский флот, тогда нас собрали всех в конференц-зале. Мы думали, что придет Горбачев, но он и на этот раз не вышел. Когда был переворот в Чили, Альенде был рядом с теми людьми, которые за него умирали. Здесь же мы были сами по себе. Мы знали, что не выстоим против таких сил и готовились к худшему. Всем выдали оружие, а я развернул медицинский пост.

Помню, спросил у ребят, сколько мы продержимся если что. А они говорят: «Минут 15. С моря зайдет вертолет, сделает залп — половину положит, а потом сделает разворот и вторым залпом оставшихся положит. Героически умереть не получится».

И всем было обидно подыхать за Горбачева. Все понимали, что погибнуть за президента — это наш долг, но почему именно за такого!

Были ли мы действительно заблокированы — сложно сказать. Флот был, и подводная лодка была, но сейчас в этом никто не признается. Разброд внутри армии, разброд внутри КГБ, новый союзный договор не подписан, и в результате Ельцин — спаситель нации.

21 августа. В 16:52 вице-президент РСФСР А.В.Руцкой и премьер-министр И.С.Силаев вылетают в Форос к Горбачеву. В 17:00 на президентскую дачу в Крым прибыла делегация ГКЧП. Горбачев отказался ее принять и потребовал восстановить связь с внешним миром. В это же время вице-президент Янаев подписал указ, в котором ГКЧП объявлялся распущенным, а все его решения недействительными.

Горбачев не пустил делегацию ГКЧП. А спустя какое-то время приехали корреспонденты какого-то зарубежного СМИ — боюсь соврать, но, вроде, Би-Би-Си. Откуда они взялись?

Нас со всех сторон блокируют, а тут целый автобус журналистов. Поэтому я и говорю, очень мутная история.

22 августа в 00:04 Михаил Горбачев возвращается из Фороса в Москву вместе с Руцким, Силаевым и Крючковым на самолете Ту-134 российского руководства.

Возвращение М.С.Горбачева из Фороса
Возвращение М.С.Горбачева из Фороса. Фото: Юрий Лизунов

Горбачев вернулся в Москву. А меня отпустили домой — я приехал прямо в день рождения дочери. Подписывать ничего не просили — все и так понимали, что никто не будет болтать лишнего. Последствий не было никаких, ну кроме того, что со мной разговаривать боялись и командировочные не давали. У меня же все с отметками КГБ было, и мой командир как увидел — порвал командировочные.

Никто же не знал, как это все закончится, кто у власти будет. Потому и подлодку никуда не посылали — так мне показалось, — и с КГБ не сотрудничали, и меня никуда не отправляли.

Только потом в кабинетах, потихоньку, выспрашивали, как все на самом деле было.

SMI2.NET

Рассказать друзьям

Неверно введен email
Подписка оформлена