Дирижер оркестра «суворовцев»: отец попросил плакат «Спасской башни» с моим изображением

16:3909 дек, 2015 3404
Фото: Андрей Луфт/Защищать Россию

Каждый удар барабанной палочки, каждый шаг по брусчатке Красной площади в их исполнении выглядит идеальным. Курсанты оркестра Московского военно-музыкального училища знают, что такое драйв, и могут выступить и на рок-фестивале, и на церемонии открытия Олимпиады. Анастасия Воскресенская поговорила с дирижером оркестра Михаилом Мельником, чтобы понять, как им все это удается.

— Идея сделать с вами интервью появилась у нас после вашего выступления на «Нашествии». Часто вам приходится выступать в необычных местах?

Фото: Андрей Луфт/Защищать Россию

— В 2008 году, когда я пришел работать на кафедру, мой курс стал концертным и мне нужно было готовить программу выступлений. Одним из проектов, выпавших на мою долю, была работа с ансамблем ударных инструментов. Мы подготовили небольшой номер на 10–12 человек и выступили на концерте, посвященном Дню защитника Отечества. По счастливой случайности режиссер концерта стал впоследствии режиссером первого полуфинала «Евровидения-2009», для которого он предложил нам подготовить один из номеров. Но для этого нам потребовалось расширить состав участников до 26 человек. А где их взять?

Так за два месяца мы подготовили ребят, которые не имели никакого отношения к ударным инструментам. Мальчишки взяли на себя огромную ответственность и справились!

Ну и, конечно, выступление на церемонии закрытия XXII Олимпийских игр. Это тоже было спонтанное предложение от руководства министерства обороны — своего рода вызов для нас, ведь это тоже колоссальная ответственность. Но там уже все-таки был опыт выступлений перед большой аудиторией, и потому было проще.

— На Красной площади до сих пор волнительно выступать? Или уже привыкли?

— Волнительно. Ведь, например, на фестивале «Спасская башня» мы каждый год представляем совершенно новую программу.

Наши выступления уникальны тем, что содержат в себе разные жанры и направления. В программе используются духовой оркестр, ансамбль ударных инструментов, флагоносцы, хореографическая группа, ритм-секция и вокалисты.

Мы пытаемся сделать выступление цельным, чтобы это не выглядело, как плохо спаянные разнородные куски. Ну и, конечно, выступать с новыми номерами и новым составом всегда интересно и ответственно.

— Представляю, что с суворовцами происходит! Особенно, когда приходится выступать впервые.

— Суворовцы — это особая категория музыкантов. Мы находимся где-то на стыке всех направлений.

Для нас результат — это реакция зрителя, аплодисменты — именно они «зажигают» суворовцев. И вот тогда проходит волнение и появляется творческий адреналин.

Работать с таким оркестром — удовольствие. Знаете, воспитанники ВМУ отдаются процессу полностью и они в этом плане максимально честны. Наверное, именно поэтому нам так нравится выступать на «Нашествии». Рок — честная музыка, и потому суворовцам было комфортно играть на этой сцене.

Фото: Андрей Луфт/Защищать Россию

— Да, кстати, про «Нашествие». Вы же выступали с известными музыкантами — «Би-2», «Смысловыми галлюцинациями», Дианой Арбениной. Расскажите подробнее про фестиваль.

— Ох, это самая несвойственная нам аудитория, которую можно было придумать. Три года назад, когда нам предложили там выступить, я очень скептически отнесся к этой идее. Казалось бы, мы и «Нашествие» — совершенно разные жанры музыки, которые не имеют друг к другу никакого отношения.

А в итоге, реакция зрителей на наше выступление была очень позитивной, теплой. И с каждым годом мы себя на «Нашествии» чувствуем все комфортней.

Фото: Андрей Луфт/Защищать Россию

Чтобы «сблизить» нас с фестивалем, организаторы решили, что мы каждый раз должны выступать с одной из рок-групп. Это было простое и гениальное решение, которое очень помогло нам. И мы с удовольствием создаем совместные номера, ведь для нас это новое, интересное направление. Я, правда, в качестве дирижера туда попаду теперь только через года три, поскольку на каждом курсе в училище свой дирижер. Я поеду, конечно, и следующим летом, но уже в качестве старшего преподавателя, ответственного за мероприятие.

— Выход на новую аудиторию на рок-фестивале изменил что-то в вашей жизни? Может быть появились фанаты, поклонники?

— Не хочу вас разочаровывать, но ничего не изменилось. Возможно, если я буду ходить в форме и дирижировать на ходу (смеется), меня будут узнавать. Тут дело немного в другом: выступая на «Нашествии», мы почувствовали, что зритель воспринимает и принимает то, что мы делаем. Это уже не фан-группа, это уже нечто большее. Мы боремся именно за это.

— А где было круче — на рок-фестивале или на Олимпийских играх?

— Ну, на Олимпийских играх я стоял не на сцене, а под ней (смеется)! Я ведь как педагог лишь готовил номер.

Хотя один из наших молодых преподавателей надел форму и со словами «ну уж нет, Олимпийские игры я не пропущу» встал в строй.

Он просто наш выпускник и всего пару лет как закончил училище. Ну, а я волновался под сценой. А на «Нашествии» волновался на сцене! Это же невероятный адреналин. Нашего барабанщика, казалось, разорвет в клочья.

Фото: Андрей Луфт/Защищать Россию

— Да, его все запомнили. А Диана Арбенина, с которой вы вышли на сцену в этом году, сказала, что он «имеет все шансы начать карьеру рок-музыканта». Кстати, каково было выступать с солисткой «Ночных снайперов»?

— При работе с Дианой Арбениной я прослушал все ее альбомы. Я хотел понять, что это за человек, что за музыку она делает. Меня, конечно, поразила ее энергетика, смысловая нагрузка слов в песнях.

— С кем еще хотелось бы выйти на одну сцену?

— Профессионализм звезд, выходящих на сцену «Нашествия», не поддается сомнению. С любым из этих исполнителей мне бы хотелось пообщаться, поработать. Мне это интересно. Для меня это возможность узнать что-то новое, приобрести какой-то опыт. Я меломан, и поэтому с радостью соглашаюсь на новые интересные предложения и проекты.

— К слову о проектах, у вас было довольно интересное сотрудничество с Александром Ф.Скляром — вы делали флэшмоб. Расскажите об этом.

— Со Скляром у меня связана история, когда я был еще воспитанником. Однажды я взял у него автограф. Единственный в жизни, больше никогда и ни у кого не брал. Это был 1997 или 1998 год.

Мы выступали на каком-то концерте смежными номерами и подбежали к нему за автографом, а у меня кроме удостоверения воспитанника училища ничего не было. Ну, он и расписался на нем, прямо на приказе начальника.

— А вы не спрашивали потом, помнит ли он этот случай?

— Я рассказал ему, но он не вспомнил. Думаю, что таких ребят к нему столько подбегало! И вот спустя столько времени нас свел удивительный случай. Это, кстати, к разговору об удивительных и необычных проектах. Флэшмоб был одним из самых интересных. Конечно, когда нам предложили такой проект, нотка сомнений была. Но ни в коем случае не творческих. Скорее, технических и организационных.

Плюс, мы же в форме, мы представляем Вооруженные силы, и это обязывает.

Но все получилось отлично.

— Говоря не о выступлениях, с чем сталкивается педагог, дирижер в повседневной жизни?

— Ну, в первую очередь, вечная интрига — кто придет учиться? Конечно, интересно наблюдать, как ребята развиваются, меняются, но с этим связано и много трудностей. Но я считаю, что простой работы не бывает. Никогда. Ни у кого. Сейчас в образовательных программах многое меняется, и у нас появляются возможности дать мальчишкам то, что мы не могли дать раньше. Это и джазовое направление, и игра на ударных, и хореография, и углубленное изучение иностранных языков, и вокальная студия и многое другое. Сейчас все это в училище есть, и это открывает нам новые возможности.

Еще пять лет назад у нас не было, например, преподавателя по гитаре, не было хореографа. Мы могли, конечно, поставить примитивный номер, но это же не то!

Плюс, сейчас идет техническое обновление учебной базы, и суворовцы это тоже осваивают. Надо, допустим, записать минусовку. Первый раз — сложно, на третий — привычно. Вообще, я могу об этом часами рассказывать, так что давайте о чем-то другом.

Фото: Андрей Луфт/Защищать Россию

— Почему вы вообще выбрали для себя этот путь? Как попали в училище?

— Я из глубинки, из Славянска-на-Кубани. В году 1993 или 1994 к нам с гастролями приезжал оркестр училища. Одно из выступлений проходило на центральной площади города, в пятидесяти метрах от музыкальной школы, в которой я учился. Так мы об этом училище узнали. Я все это плохо помню, но это хорошо помнит мой отец — он был музыкантом в ресторане, в который было приглашено руководство училища. Там он узнал, где оно находится и какие требования предъявляются к поступающим. Родители между собой все решили и спустя три года, после 9-го класса общеобразовательной школы мама спросила, хочу ли я в военно-музыкальное училище в Москву. Мне казалось это чем-то недостижимым — я никогда так далеко от дома не выезжал! Ну, я и ответил: в Москву хочу, а в училище — посмотрим. В декабре мы приехали на прослушивание и я увидел столицу. Шел снежок, и я помню, как по пути на вокзал мы заехали на Красную площадь.

Увидев всю красоту Храма, Спасской башни, Кремля, сказал: «Мама, я буду здесь учиться».

В тот момент я для себя все решил.

— Какими были первые годы учебы?

— Конечно же сразу поставили дневальным по столовой — чтобы мог прочувствовать всю радость военной службы.

У нас в то время не было таких благ, которые есть у суворовцев сейчас. Сегодня у них есть все условия для того, чтобы они учились, развивались профессионально. Но я не жалею. Научился всему!

Мы обеспечивали свой быт сами, и это полезный опыт. Помню, мама приехала, а я ей рассказываю: «Я помыл столько тарелок, сколько за всю свою жизнь не мыл» (смеется). С учебой по-разному было. На экзамене по специальности меня на середине выступления остановили — хорошо играл. А вот с сольфеджио были сложности. Обладая абсолютным слухом, я не до конца владел теоретическими знаниями — называл ноты, но не мог назвать аккорды и интервалы. Но на то оно и училище, чтобы обучать.

— У вас прямо история успеха! Близкие гордятся?

— Конечно! Еще бы! Отец даже попросил плакат «Спасской башни» с моим изображением. Повесили у себя дома. Моя супруга тоже во всем меня поддерживает, помогает и вдохновляет на новые творческие поиски. И, конечно, родные и близкие обязательно смотрят все концерты с моим участием.

Михаил попросил нас передать благодарность: композитору и аранжировщику Сергею Семушину, преподавателю-дирижеру Кириллу Черчику, педагогу Дмитрию Куличкову и хореографу Станиславу Ану.

SMI2.NET

Рассказать друзьям

Похожие статьи

Еще
Неверно введен email
Подписка оформлена