Арктика: «До последней бочки!»

19:2127 окт, 2014 8003

Тысячи бочек, металлолома, брошенной техники, построек, нефтепродуктов — все это человек оставил в наследство Арктике. Откуда на Севере взялись горы мусора и кто их убирает? Начальник Экспедиционного центра Русского географического общества Александр Орлов рассказал нам о программе очистки Арктики и о помощи военных.

— Какой мусор убирают в Арктике?

На всех островах одно и то же — бочки и цистерны из-под горюче-смазочных материалов, металл, постройки, нефтепродукты — все, что остается от жизнедеятельности человека.

В Арктике ничего не гниет.

Я был году в 2006 на острове Греэм-Белл, там на улице валялись игральные карты, которые остались еще с тех пор, когда в советское время там был военный городок. Хотя военные оттуда ушли 15 лет назад.

— Какова роль военных в жизни Арктики?

— Нельзя сказал, что Арктику замусорили военные. Там без военных хватало: метеорологи, гидрологи, золотодобытчики — кого только не было! Любая техника завозилась в бочках. Такие острова как Греэм-Белл и остров Средний — да, там военные наследили. Но есть другие острова, где военных не было, а мусора ничуть не меньше. Где присутствовал человек — там оставался мусор. Потому что была система — все, что завозилось в Арктику, там и оставалось.

Сейчас, когда военные стали возвращаться в регион, мы, люди, которые занимаются Арктикой, это приветствуем.

Логистику в Арктике должны осуществлять военные, а не ученые.

Это мое глубокое убеждение. В Америке, Канаде, Норвегии, Швеции — везде работают только военные. Не в смысле того, что они пришли туда воевать, а потому что они самые мобильные, обеспеченные и организованные.

Слава Богу, пришли военные и подняли этот вопрос! Хорошо, что Сергей Шойгу и его первый заместитель Аркадий Бахин пошли в Минприроды и сказали, что готовы участвовать в генеральной уборке и что это общая задача.


Фото: Сергей Горшков/РГО

— С чего началась «генеральная уборка»?

— Пилотным проектом стала экспедиция на остров Врангеля, которая состоялась в августе того же года. Практические работы в рамках экспедиции вели Экспедиционный центр РГО и общественная организация «Полярный фонд». Мне было поручено руководство. Мы завезли на научно-исследовательском судне «Михаил Сомов» технику — пару обычных промышленных прессов для прессовки твердых бытовых отходов. Тогда за месяц мы сделали небольшое количество бочек — около 1500 штук. По предварительным подсчетам на острове Врангеля сосредоточено до 90 тысяч бочек.

На острове Врангеля впервые отрабатывались методики прессования бочек.

Потом уже эти машины для прессовки бочек стал изготавливать завод по нашим чертежам. Сейчас в Экспедиционном центре РГО есть специальный инженерный отдел, где прорабатывают, как и где бочки нужно вскрывать.

В конце экспедиции мы оставили все оборудование заповеднику — это два пресса, генератор, трактор… Чтобы в свободное от работы время сотрудники заповедника могли потихоньку продолжать уборку. Теперь мы были готовы взяться за большую программу.

— Где ведутся очистные работы?

— Все эти годы основные работы шли на островах архипелага Земля Франца-Иосифа. И они будут продолжены.

Сейчас Экспедиционный центр начал взаимодействовать с Западным, Центральным и Восточным военными округами в определении экологически опасных участков.

В Восточном округе для дальнейших работ мы определили мыс Шмидта на острове Врангеля и остров Котельный на Новосибирских островах. А в Западном и Центральном округах — пока объекты не выбрали.

— Кто убирает мусор?

— Рабочие из Экспедиционного центра РГО и Полярного Фонда. Это специально подготовленные люди, которые обучены работать с техникой. Это работа не для студентов-волонтеров.


Фото: Сергей Пантелеев/РГО

— Как определяется объем загрязнения?

— Для этого снаряжается отдельная экспедиция. По GPS и Глонассу определяется геолокация мусора, считается количество, по химическому анализу определяется содержание бочек — сколько пустых, сколько полных…

— Это долгосрочный проект?

— До последней уничтоженной бочки! Но нельзя ничего прогнозировать. Это связано, прежде всего, с объемами загрязнения и с наличием финансирования. Сейчас невозможно посчитать, что будет очищено через 10 лет.

Представляете, 50 лет туда все завозили, ничего не забирая обратно.

Оттуда не только нужно вывезти металлы, строительный мусор и технику — там очень много отработанных углеводородов. Масла, бензин, керосин — чего там только нет! Все это нужно отдельно вывозить, выкачивать, выжигать, вываривать, потом прессовать и вывозить. Все будет идти параллельно. В эту программу включается Минобороны.

— О каких результатах на сегодня можно говорить?

— Главное достижение — появился интерес к Арктике: у государства, у военных, у Минприроды, у народа. В 2001 году интереса не было. Арктика была брошена. Мы тогда сделали первую дрейфующую арктическую станцию. И с той поры все задвигалось.

А с приходом военных появятся военные городки, школы и больницы — появится жизнь в Арктике.

Беседовала Дарья Баринова

SMI2.NET

Рассказать друзьям

Неверно введен email
Подписка оформлена